Эротические рассказы - xStory.ru
Лучшая коллекция эротических рассказов в Сети!
 
 
     "Совершенно неожиданно мне позвонил старый друг, проживший много лет за границей. Сказал, что собирается провести всю осень в родительском доме, недалеко от того места, где прошла моя юность, и что очень хотел бы меня видеть. Этот звонок заставил меня основательно переворошить прошлое и имел самые неожиданные посл... [ читать дальше ]
Название: Попала. Записки проститутки.
Автор: Лешка
Категория: В попку!, По принуждению, Групповой секс, Минет
Добавлено: 07-04-2013
Оценка читателей: 8.54


(ЧАСТЬ I)

Лето, завтра в отпуск. Можно два месяца не любоваться студенческими физиономиями, терпеть прогрессирующую тупость и хамство детей Новой России, жертв ЕГЭ и реформы образования. А ещё можно подумать, как протянуть до октября на ту “огромную” сумму, которую наша щедрая власть выдаёт в качестве зарплаты и отпускных работникам высшей школы. Двадцать две тысячи рублей на три месяца доценту кандидату наук – это круто! Отдыхайте, дорогая Анна Владимировна, и ни в чём себе не отказывайте!

Именно это настроение заставило меня обратить внимание на объявление, приклеенное на остановке: “Работа за рубежом в летний отпуск, зарплата от 1000 $, оформление документов и проезд к месту работы за счёт фирмы, желательно знание языка”, адрес и телефон. На всякий случай отрываю ярлычок и из дому звоню. Приятный голос в трубке сообщает, что фирма ведёт набор горничных, коридорных и других служащих в гостиницы, что вакансии ещё есть, и интересуется моими данными. То, что мне двадцать восемь, я владею английским, немецким и итальянским, не имею детей и не замужем, и что мой загранпаспорт действенен ещё в течение года вполне удовлетворяет моего собеседника, и он предлагает зайти в офис. Далее всё происходит очень быстро. Я явно подходила необходимым требованиям. А может, и клерку приглянулась: с моими золотистыми волосами, кукольным личиком и вполне приличной фигуркой меня в вузе до сих пор за первокурсницу принимают. Правда, бывший муж это не оценил… Ну, ладно. Фирма явно жила в ногу со временем, и оформление документов произошло практически молниеносно. И потом всё происходило очень быстро. Ещё не окончилась первая неделя моего отпуска, а я уже в Баварии, на узенькой улице старинного городка вхожу в контору, в которую меня отправили из родного В-ска.

Вхожу в кабинет, обстановка скромная – письменный стол, за ним – сейф и шкаф с какими-то книгами и буклетами. За столом в мягком офисном кресле молодой крепкий парень.

- Добрый день, чему обязан?

- Здравствуйте, меня направила к Вам из России фирма “В-скинтерсервис” для работы в гостинице.

Парень заинтересованно смотрит на меня. Мой немецкий явно его впечатлил. Да и внешние данные. Он кивает и просит документы. Отдаю их ему, а он, начав их просматривать, просит меня пройти в соседнюю комнату.

- Вас должен осмотреть доктор, мы весьма щепетильно относимся к здоровью своего персонала и своих постояльцев.

Во как! А нас в вузе только два раза в год на флюорографию посылают, и то никого не интересует.

Парень поднимает трубку телефона: - Фрау Клара, к вам пациентка, да, из В-ска!

Позади него открывается небольшая дверь, которую я даже не заметила, и оттуда выглядывает светловолосая женщина со строгой причёской, в больших очках с губами сжатыми в ниточку. На ней белый халат.

- Проходите!

Прохожу. Обычный кабинет гинеколога. Женщина в халате закрывает дверь, щёлкает замком.

- Раздевайтесь совсем, фройлян, я должна осмотреть вас как следует. Одежду и обувь на этот лоток, они должны пройти дезинфекцию.

- Но ведь я ещё не прията, - робко говорю я, начиная разуваться и расстёгивая блузку

- Приняты, приняты, коль уже у меня. Не волнуйтесь, фройлян, вам сейчас же выдадут спецодежду, и чем быстрее вы разденетесь, тем быстрее подберут ваши размеры.

Раздеваюсь донага, лоток исчезает в щели в стене, а врач внимательно осматривает меня, заглядывает в рот, глаза. Потом усаживает в гинекологическое кресло и весьма придирчиво обследует мои дырочки.

- У вас давно не было мужичин?

- Да уже год. Но не волнуйтесь, на работе это не скажется.

Врачиха хмыкает и продолжает осмотр, щупая мои бицепсы и зачем-то ударяя ребром ладони под коленки. Потом велит сесть на стул и раздвинуть ноги. С большим профессионализмом, не доставив мне никаких неприятностей, фрау Клара аккуратно выбривает мне лобок. В целях гигиены, безусловно. И для простоты грядущих медосмотров. С шуршанием из стенки возвращается лоток, на который я сложила одежду.

- Одевайтесь!

Подхожу к лотку. Своеобразная у них спецодежда. Чёрные шёлковые стринги, грация, поясок с кружевами, чёрные чулки, боди, туфли на танкетке и высоченных шпильках и цветастый домашний халатик.

- Это мне?

- Да, да, надевай!

Кажется, ко мне обратились на ты, но, озадаченная своим новым гардеробом я не обратила на это внимания. Надеваю обновки – всё подошло.

- Очень хорошо! – врач сняла халат, и теперь на ней лёгкий жёлтый топик и чёрная мини-юбка. Только сейчас замечаю, что на ней такие же чёрные чулки и танкетки, как и на мне.

- Теперь фройлян окончательно приведёт себя в порядок, и займёмся делом, – констатирует фрау Клара.

Из кабинета выход в комнату, похожую на парикмахерскую или артистическую уборную. В большом зеркале вижу себя: вот это да! Но любоваться некогда. Врачиха молниеносно переквалифицируется в визажистку. Вооружаясь достижениями западной косметики, она быстро и умело наносит макияж мне на лицо, причёсывает меня. И вот уже из зеркала на меня смотрит другая женщина, не я. Эта моложе, свежее, красивее и …порочнее. Не пойму как, фрау Клара превратила меня в ухоженную, со вкусом причёсанную, намазанную и одетую …шлюху.

- Вот так, готова девочка. А теперь снимем халатик, быстрее, вот так, повернёмся, мальчики, посмотрите.

Немая сцена. Я, намазанная, в нижнем белье, в весьма сексуальном повороте, а в комнату вваливается пара крепких бюргеров. И смотрят на меня весьма недвусмысленно. При этом один из них чернокожий.

А чтобы я совсем всё поняла, фрау Клара добавляет необходимый комментарий.

- Итак, детка, во избежание лишних нервов, слёз, угроз здоровью и так далее, слушай и запоминай. И лучше сразу, тебе, всё-таки, не восемнадцать. Ты будешь работать проституткой. Пока – в борделе, потом – может и в гостинице, как ты и хотела. Но сначала тебе надо освоиться, подучиться и, главное, понять, что деваться тебе некуда. Твои документы у нас. За их оформление и доставку тебя сюда заплачены хорошие деньги. И ты их отработаешь. Бежать бесполезно, жаловаться в полицию бесполезно, упрашивать нас отпустить тебя домой к матушке бесполезно, просить о помощи клиентов – тоже бесполезно. Имей в виду, любой из них может оказаться нашим человеком. За непослушание будем наказывать сильно и больно. Будешь буйствовать – поколем тебе такого успокоительного, что ты из человека станешь растением. И будешь только выполнять приказы. А приказы будут одни и те же – трахаться и сосать. Поняла? Есть и другое средство для слишком умных. Чтобы не терять денег тебя продадут в бордель к арабам в Эмираты или к узкоглазым на Филиппины. А это конец. Ну и… девочка ты здоровая, твои органы могут помочь спасти чьи-то жизни. Ну, что, фройлян будет умненькой и тихо поедет в публичный дом обслуживать клиентов?

Этот меморандум поверг меня в шок. Вот так, сразу. Я пошатнулась и села. Чернокожий подошёл и взял меня за предплечье

- Пойдём! – поднял меня, другой рукой шлёпнул по заду, придавая ускорение.

- Подождите, так же нельзя, я не хочу, не могу, пустите!

Жёсткая пощёчина, от которой я опять валюсь в кресло. Вторая пощёчина.

- Смотри, дура! – в руке Клары пульт. В углу – видеодвойка, и на экране я вижу тех же мужчин с очень красивой темноволосой девушкой, на которой только чулки и туфли. Мужчины хватают её, она вырывается, но её волокут к тяжёлому креслу и привязывают лицом вниз за руки и за ноги к его ножкам. Мужчины берут какие-то странные длинные узкие мешки и начинают бить девушку, видно, как она извивается, открывает в крике рот. Внезапно к зрелищу добавляется звук, включённый Кларой. Девушка уже почти хрипит, умоляя не бить её и обещая быть послушной. Один из мужчин подходит к её лицу, хватает за волосы, поднимает ей голову, а другой рукой расстёгивает брюки и достает член, направляя его в рот девушке.

- Соси, и только попробуй прикусить!

Вижу, как девушка облизывает член и мошонку громилы, в то время как второй продолжает её бить, действо тянется невыносимо долго для меня. Вот мужчины поменялись местами, и тот, которого девушка только что с таким тщанием ублажала, теперь продолжает побои.

Смотрю на оригиналы, они стоят по обе стороны от меня и любуются собой. Их руки у меня на плечах. Взгляды жёсткие, хотя один непроизвольно и мечтательно облизывался, когда показывали его член в девичьем ротике.

А на экране девушка уже обсасывает члены обоим мужчинам. Позади неё стоит огромный слюнявый дог и … имеет её. А она улыбается, подмахивает ему, хотя по щеке ползёт слезинка.

Понимаю, то же, а то и худшее ожидает меня. И мысленно сдаюсь. В конце концов, одели меня неплохо, кормить должны, раз уж я им так дорого обошлась. Ну и … мужика у меня уже год, как не было …

Проклятая Клара, видимо, не только гинеколог, венеролог и визажист, но психолог, и сам дьявол.

- Ну, что, фройлян созрела? Мы не хотим, чтобы нас побили мешками с песком, отодрали в рот и отдали нашему замечательному пёсику? Мы готовы на работу в бордель?

- Я ведь даже не поела …

- А, так всё дело в тарелке супа? Айн момент!

Меня накормили, напоили пивом, а под конец Клара налила мне и себе по рюмочке вина за мою будущую карьеру проститутки. Потом на меня накидывают халат и завязывают глаза.

- Для твоей же пользы, девочка, а то на улице солнце, ослепнешь ещё после наших сумерек, - воркует Клара. Меня берут под руки и куда-то ведут. Потом сажают в машину и везут. Долго. Приехали. Входим в какой-то дом, поднимаемся по ступенькам. Стук. Скрип отворяемой двери.

- Фрау Дорт, вот и новенькая!

С меня снимают повязку. Передо мной немолодая дама, пышная, но не лишённая фигуры и шарма в летнем брючном костюме с высокой тяжёлой башнеобразной причёской химически-бронзового цвета. Она берёт меня за подбородок одной рукой, а другой развязывает пояс халатика. Понимая, чего она хочет, снимаю его.

- Хорошая девочка, послушная, ну-ка, повернись, о-о-о, шкурка целая! Клара, она столь разумна?

- Да фрау Дорт, она очень понятлива. Послушала лекцию, получила пару пощёчин, посмотрела, как Отто и Готлиб вместе с пёсиком воспитывали ту девочку из Одессы, и успокоилась. Хорошо владеет немецким, здорова, женщина, не рожала и давненько не трахалась!

- Ох, Клара, ты всегда была моей лучшей девочкой, жаль, что тебя забрали в офис. Может, вернёшься?

Фрау Дорт и фрау Клара начинают хихикать, тыкая друг в друга пальцами. Потом фрау Дорт поворачивает свою башню ко мне:

- Так у тебя давно не было мужика? Сегодня же исправим. Как ты умеешь трахаться? Анал, орал, классика, лесби? Стриптиз танцевать умеешь?

Я краснею. Из всего, что мне перечислено я практически знаю лишь классику, и ту ограниченно.

Клара смеётся: - Это же русская, да ещё приехавшая наниматься в горничные, а не профессионалка. Лучше всего такие умеют изображать невинность!

Это мою бордельмаман, похоже, пока устраивает. Она отдает последние распоряжения:

- Сейчас пойдёшь к себе в комнату, Готлиб покажет. В семь – ужин. В восемь – выходишь к клиентам вниз. Ночью в баре обслуживание за счёт заведения, но лучше – крути клиентов. И чем больше – тем лучше. Все деньги, полученные от клиентов, отдаёшь мне! Ты за них получаешь жетоны. Их сдашь мне в конце недели. За непослушание, воровство, вымогательство у клиентов, грубость, драки, попытки побегов и доносов – экзекуция. Поняла? Да, старайся пользоваться презервативами. И при классике, и при минете, и при анале. По субботам вас осматривает врач, но подцепить СПИД или триппер до этого очень легко. И, как тебя зовут?

- Анна,

- Хорошее немецкое имя. Но с твоим кукольным личиком тебе больше подойдёт м-м-м …Лоттхен! Да, будешь Лоттой.

Иду в комнату с Готлибом, тем самым негром-арийцем. Он не преминул при этом меня полапать. В комнате вешалка, большая кровать с чёрными шёлковыми простынями и наволочками, большое зеркало, биде, шифонерчик, стул, туалетный столик. На столике телефон. Потолок зеркальный. На стенах – большие постеры с обольстительно изгибающимися обнажёнными девицами. Лицо на одном из фото явно знакомое. Батюшки! Это же фрау Клара!

- Телефон внутренний, можешь не пытаться вызвонить тут русского консула или доброго ангела-спасителя, - сообщает Клара, объявившаяся в дверях. – Идём, посмотришь на коллег, а заодно освоишь некоторые нюансы работы. Готлиб, хватит щупать её задницу, успеешь ещё напробоваться. Да, тебе не жарко ли во всём этом? Смотри, другой одежды у тебя не будет, пока ты на неё не заработаешь. Оставляй что-нибудь в резерве. Например, сегодня достаточно грации и пояска с чулками.

-Подождите, фрау, она ещё не прошла фотосессию, - перебивает её Готлиб.

- Ну так поспеши!

По указаниям Готлиба и Клары совмещаю освобождение от лишней одежды с фотографированием. Снимает Готлиб какой-то большой навороченной камерой со вспышкой. Когда я остаюсь в том, что на сегодня рекомендовала Клара, она подходит ко мне и, глядя мне в глаза, начинает ласкать мои груди, потом бедра, низ живота, у меня предательски щемит между ногами, а Готлиб продолжает щёлкать. Потом Клара отбирает у него фотоаппарат, а я под влиянием свалившегося на меня шока, пива, вина, прикосновений Клары забыв обо всём, начинаю ласкать себя сама.

- Хорошо, девочка хорошо, теперь шаг назад, ещё, шире ножки, садись!

Крепкие мужские руки хватают меня за бедра, и я с размаху сажусь на член Готлиба, который недвусмысленно задаёт мне темп. Ну, вот, началась моя работа шлюхой. Начинаю старательно подмахивать своему партнёру. Тот размеренно имеет меня, поглаживая бёдра, груди, обе дырочки. Как мне этого не хватало весь год! Я двигаюсь всё энергичнее и, наконец, со стоном кончаю. А Готлиб продолжает наяривать меня перед камерой. Потом пересаживает меня лицом к себе, теперь я стою на коленях, изображая всадницу на его поршне. Клара снимает. Снова кончаю. Готлиб ставит меня на четвереньках на кровать и гладит мне зад. Потом начинает тыкаться туда членом.

- Нет, я раньше этого никогда не делала!

- Готлиб, у неё сегодня ещё “первая брачная ночь”, пожалей тёлочку. Только изобрази, – кончик Готлибова члена тычется мне в зад, а Клара фотографирует.

- А вот это, фройлян, вы сделаете, даже если не делали раньше! – сообщает мне Клара

Готлиб вновь садится и рукой массирует большой набухший член, который уже наградил меня двумя оргазмами. Первыми за год! Он тащит меня с кровати и заставляет встать на колени между его широко расставленными ногами. Перед моими глазами член.

- Соси!

- Как?

- Аккуратно!

Вспоминаю то, что я видела на экране, в сцене истязания Готлибом и Отто девушки из Одессы. Понимаю, что страдать излишней брезгливостью лучше не стоит. Кончиком язычка прохожусь от мошонки до уздечки. Ничего, не страшно! Целую головку в самую дырочку и начинаю потихоньку губками водить по стволу сбоку снизу вверх, сверху вниз, снизу вверх, ритм завораживает. Готлиб придерживает мой затылок и водит моей головой по своему сокровищу. Осторожно беру в рот его головку и начинаю обрабатывать её губами и язычком. Это явно приветствуется. Член всё более набухает и лезет всё глубже в горло, Готлиб активнее насаживает на себя мой ротик. Я задыхаюсь. Член щекочет горло, и меня подташнивает, но партнёр разошёлся и не отпускает. В какой-то миг он проникает в меня особенно глубоко и разряжается океаном густой тёплой солоноватой спермы. Откашливаясь, глотаю часть этого экзотического для меня блюда, остальное стекает по щекам и подбородку. Прямо в лицо – вспышка, Клара снимает.

- Ну вот, замечательно, фантастично! Иди, умойся, подмойся, и – за мной.

С моей комнатой спарена ванная комната, я делю её с кем-то из соседнего номера. Смываю с лица, груди и живота сперму, подмываюсь. Клара быстро и умело реставрирует макияж на моей мордочке. В зеркале вижу, что вид у меня ещё более блядский, чем после первой Клариной раскраски.

- Хорошеешь, девочка, - отмечает Клара. Я накидываю халат и иду за ней. Автоматически отмечаю номер своей комнаты – четырнадцатый. Идти нелегко. Готлиб мне крепко вставил, и каблуки непривычно высокие. Но, может быть, именно благодаря этому походочка у меня на редкость вызывающая. Это легко оценить – на стенах много зеркал. Они позволяют немного осветлить тёмные коридор и лестницу вниз в зал (или, как писал Куприн в “Яме”, в залу), затянутые тёмно синим штофом и освещаемые немногочисленными розовыми электросвечками.

В зале на диванах несколько девушек в халатиках. Они тихо беседуют, одна шлифует ногти, ещё одна листает глянцевый журнал.

- Девочки, знакомьтесь, это Лотта, она будет жить в четырнадцатом. Кэтрин, Эльза, Гретхен – она ваша землячка! – Клара вводит меня в круг девушек. Знакомлюсь и, чуть не падаю, под псевдонимом Гретхен – Вика Семёнова, наша выпускница прошлого года, ныне аспирантка. Она полгода назад уехала стажироваться во Франкфурт-на-Майне, и вот мы обе в одном и том же борделе, но, похоже, не во Франкфурте. Вика явно тоже узнала меня, но не подала виду и сделала знак и мне.

Познакомившись, вновь рассаживаемся на диваны, причём Клара – со мной, полуобняв за плечи. Включается видик. На экране – страдания некоей американки, которой надоел обычный секс с мужем. На вечеринке она знакомится с проституткой и начинает мечтать о работе в борделе. При этом в мечтах она обслуживает там мужниных друзей и сотрудников. Далее она, в конце концов, устраивается в заведение своей мечты (правда, тайком от супруга) и старается сделать сказку былью. Очень трогательно. Кроме того, я насмотрелась на то, чего добропорядочные господа ожидают от проститутки. На протяжении сеанса Клара тихо поглаживает меня по спине, по бёдрам, по плечикам, по лобку. Для закрепления урока нам тут же продемонстрировали ещё один фильм уже о журналистке, которая хотела написать серию репортажей о публичном доме и, как девушка старательная, опять же туда внедрилась. Работала исправно, пока очередным клиентом не стал её супруг. Фильм, тем не менее, завершился хеппи-эндом. А я получила ещё несколько наглядных уроков. Богатая, однако, у моей будущей клиентуры может быть фантазия. А судя по замечаниям девушек во время показа, это далеко не предел.

Но вот и ужин. Кормят средненько, но сытно и довольно много вина. Клара, видимо, сегодня моя наставница. Она осталась и усердно мне подливает. Возвращаемся в комнату начепуриться перед работой. Клара трогает меня за плечо.

- Смотри, подарок от заведения в честь первой трудовой ночи.

Она вручает мне фотоальбом. Открываю. Ой, стыд какой. Это же моя фотосессия. Вот я раздеваюсь. Вот меня ласкает Клара. И по моему лицу видно, что мне всё больше нравится. А вот я ласкаю себя, и сзади садится Готлиб. Вот я сижу у Готлиба на коленях, и он имеет меня. А вот я на кровати на четвереньках, и он имеет меня в зад (и как Клара умудрилась это изобразить в кадре?), вот я сосу Готлибу. Дальние планы, крупные планы и, наконец, моя очумело-счастливая физиономия, залитая спермой, и вся я залитая спермой от носа до пупка!

- Фантастика! – комментирует Клара. - Теперь тебе будет, что демонстрировать клиентам, пока тебя ещё не фотографировали с ними. У всех девочек есть такие альбомчики. Хорошая штука эти цифровые аппараты. Ты уже с альбомом, и в интернете на сайте нашей фирмы твои снимки. Так что – жди почитателей!

Она снова гримирует меня, ещё раз наливает вина из припасённой в баре бутылочки. Поэтому когда звучит звонок, вызывающий барышень в залу, я нахожусь уже в приподнятом настроении и полуподвешенном состоянии. Выйти сразу не получается. Моя опекунша вновь начинает ласкать меня, целуя и гладя самые интимные места, я всё больше возбуждаюсь, почти теку, и тут всё оканчивается. Пора.

Клара провожает меня в залу, где за подобием кафедры восседает фрау Дорт набеленная, нарумяненная, намазанная в каком-то невозможном платье из жёлтой парчи. На диванчиках девушки. Все в полунарядах, подобных моему. Обязательным аксессуаром являются только туфли-танкетки на шпильках, чулки и татуировки на коже. У меня такого клейма пока нет. Только одна девица наряжена, как луковица в различные полупрозрачные кружевные наряды, она на подиуме в углу залы медленно и художественно раздевается у шеста. Вижу Вику-Гретхен. Из одежды на ней – чулки и кружевная подвязочка на правом бедре. На голове чёрный парик локонами. Он очень идёт к её смуглой коже и яркому личику, этакая латиноамериканочка. Внизу спины татуировка: какой-то сложный треугольный рунический узел, а в центре его – вагина. Кроме девочек в зале первые посетители. В основном почтенные дядечки в костюмах с красными лицами почитателей пива. Когда я вошла, один из них как раз с интересом поглаживал попку Вики. Некоторые беседовали с барышнями, остальные приглядывались и любовались стриптизёршей.

- А вот и наша новенькая, знакомьтесь – это Лотта с востока, она ещё очень скромная, а кое где – ещё невинная! – рекомендует меня фрау Дорт. Глаза посетителей устремляются на меня. Невольно краснею. Ну вот, филолог, доцент, кандидат наук выставлена на продажу. Во всей красе. В публичном доме. В качестве шлюхи. Моё смущение явно импонирует сентиментальным арийцам, и пока одни раздумывают, сразу двое устремляются ко мне. Один успевает раньше, а второго перехватывает и начинает утешать Эльза (Света из Ставрополя).

- Фройлян Лотта, - мой первый в жизни настоящий клиент церемонно берёт меня за руку … и тут же весьма бесцеремонно ощупывает груди и лезет между ног. Снова краснею, но стараюсь улыбаться ему как можно призывнее.

- Вперёд, голубки! – напутствует нас хозяйка – герр Карл, сделайте нашу малышку как следует, у неё уже год не было мужика! Тем более, настоящего. Как хотите, на час, на два, на всю ночь?

Мой первенец что-то бормочет и тащит меня к лестнице, ведущей в нумера.

- Герр Карл, хотя бы вина возьмите для новобрачной, - воркует фрау Дорт.

Это возымело действие. Поглаживая меня по спине и по заду, герр Карл ведёт меня в бар, где мы с ним выпиваем по бокалу шампанского и берём ещё бутылочку с собой. Он такой мордатый, жирный, от него разит смесью пота, дешёвого дезодоранта, пива, шампанского. Руки веснушчатые, потные, липкие. Классика! И меня она всё больше возбуждает. Поднимаемся ко мне. По лестнице стараюсь идти впереди и нарочито виляю бёдрами. Это оценено, герр Карл практически не отпускает мою задницу.

В номере он сразу платит мне за час, засовывая деньги мне в чулок. Так вот почему все девки в них! Памятуя увиденное в фильмах, опускаюсь перед своим господином на колени и начинаю расстёгивать ему ширинку. Он поднимает мой подбородок и смотрит мне в глаза.

- Я действительно твой первый клиент, девочка?

- Да, мой господин.

- И сколько же тебе лет?

- Девятнадцать, - смело вру я. Именно столько мне дают при первой встрече.

- А…кем ты была до того как стала …м-м-м … работать здесь?

- Училась

- А-а-а, так девочке нужны деньги на учёбу, - соображает Карл и успокаивается. Проституция, как способ скопить средства на образование, ему понятна. Спасать меня отсюда он не собирается. Освобождаю, наконец, его член. Он довольно большой, но ещё мягкий. Начинаю подрачивать его, как меня учили Готлиб и Клара, а потом посасывать. Карл довольно сопит, гладит меня по голове, щекам, тискает груди, ласкает плечи, а попутно сосёт шампанское. Я стараюсь, зуд и жар внизу живота, разбуженный Кларой, всё усиливается. Не удержавшись, левой рукой начинаю ласкать свою промежность, теребить клитор. Я уже вся мокрая там. Кончаю. Член Карла всё глубже и увереннее входит мне в глотку. Я приспособилась, и рвотных посылов фактически уже нет. И вот его орудие вполне оправилось. Вот это да! Да ему в порнушке сниматься с этим надо!

- Ну, что, деточка, пора попрыгать, помоги папочке раздеться, - командует клиент. Он валится на кровать, и я снимаю с него галстук, расстёгиваю и снимаю рубашку, майку, брюки, носки, трусы. При этом трусь об него грудью, бёдрами, влагалищем (нет моей блядской мокрой пиздой!). Он воодушевляется всё больше. Готов. Но, несмотря на весь свой сексуальный порыв, пакует своё мужское достояние в презерватив, приобретённый в баре. Презерватив хороший, тонкий, с гофре и пупырышками. Карл гладит мою пизду и изумлённо смотрит на мокрую ладонь.

- Лоттхен, тебе это действительно нравится?!

Я медленно с расстановкой сажусь на его кол, чтобы ощутить его в себе, как следует, а затем сначала медленно, а затем всё быстрее начинаю подмахивать и попутно попиваю шампанское. Карл мычит от счастья, тискает мои сиськи, теребит пальцем клитор, гладит спину и бёдра, наклоняет меня и целует в шею, щёки, виски. Потом, посмотрев на часы, снимает меня с себя, ставит на четвереньки и входит в меня сзади. Всё это время я визжу и хриплю, и стоны мои неподдельны. Пока Карл ебёт меня, я несколько раз кончаю.

- Кажется, ты в чём-то осталась девочкой, моя Лотта? И, судя по всему, здесь? – Карл звонко шлёпает меня по попе. Ну, вот, теперь уже не откажешь, это не Готлиб, это клиент и за его деньги – любой каприз.

- Да, милый. Моя попка девственна, и ты можешь это проверить. И исправить.

Карл протягивает руку к столику и берёт какой-то тюбик (чёрт, надо хоть изучить, что там у меня). Выдавливает из тюбика некий крем и начинает смазывать мой последний бастион невинности. Сначала снаружи, затем изнутри. В моё очко один за другим проникают его пухлые волосатые веснушчатые пальцы, смазывая его. За пальцами движется главный калибр. Он медленно и неуклонно вдавливается в мою несчастную дырочку. Руками он крепко держит меня за бёдра. Теперь я пищу уже не от кайфа, больно. Но он продвигается всё глубже. Всё, доехал, пошёл назад. С удовольствием снимаюсь с него, но до конца мне это сделать не дают. Орудие Карла вновь устремляется в меня и уже более решительно. А мне уже не так больно. Ещё фрикция, ещё, ёщё. Боль становится привычной, отступает, а я начинаю испытывать неизведанное ранее наслаждение. К физическим ощущениям добавляются весьма странные и игривые мысли. Видели бы сейчас мои двоечники, как их Анну Владимировну имеют в зад за деньги в борделе! А видели бы это наши старые кошёлки с кафедры, вечно нудящие о нравах молодых преподавательниц, их манере одеваться, краситься, общаться с мужчинами! Всё это ещё больше возбуждает меня, и когда Карл с победным хрипом кончает, меня посещает столь же бурный оргазм.

Всё, визит окончен. Помогаю Карлу освободиться от презерватива, подмыться и одеться. Потом сама подмываюсь, подправляю причёску и макияж. Звонит телефон:

- Лоттхен, ты где, час уже прошёл!

- Бегу фрау Дорт

- Беги, и можешь называть меня мамочкой, или – мадам

- Да, мамочка!

Спускаюсь, как могу быстро, хотя в попе всё горит. Подхожу к мамочке, достаю из чулка деньги. Фрау Дорт пересчитывает их, удовлетворённо хмыкает и пихает мне в чулок сразу два жетона.

- Иди, работай, малышка.

В зале девочек поубавилось, зато прибавилось мальчиков. На смену солидным папашкам – герои бундесвера. Один из них тут же подходит ко мне и, лапая меня, интересуется

- Ну, что, крошка, ты готова удовлетворить истинного арийца!

Конечно, готова. Да ещё такого. Следуя процедуре, тащу его в бар, хотя лихой вояка явно пытается трахнуть меня прямо сразу здесь на ковре или у стенки. В баре он залпом выпивает кружку пива и рюмку шнапса, наливает мне шампанского, после чего решительно тащит в номер.

- Лицом к стене, руки на стену, ноги расставить! – он орёт на меня, как на плацу. Становлюсь, как приказано. Он жадно входит в меня сзади и, лаская мои груди, живот и промежность быстро и жёстко трахает. Я, радостно постанывая, подмахиваю. Кажется, он всё-таки надел презерватив? Мы перемещаемся на кровать, где мой Гудериан (или Манштейн, или Рихтгоффен) имеет меня в такой милой и привычной миссионерской позе. Господи, я так в последний раз год назад с мужем развлекалась. И мой вояка всё-таки не забыл кондом! Милый! Пытаюсь поцеловать его в губы, но он отмахивается. Вспоминаю, где-то читала или в кино слышала, что проституток в губы целовать не принято. Ну и ладно. У него кроме губ достаточно места. А вот теперь уже и не до поцелуев, у моих губ его член, по-прежнему в презервативе, и он явно хочет, чтобы я его так и сосала. Сосу. Ух ты, а его кондом на вкус, как клубника! Истинно арийский пенис явно хочет через мой ротик добраться до желудка, и ему это почти уже удаётся, когда он разряжается.

- Что-то ты, детка, худенькая, - заботливо отмечает потомок тевтонцев и выливает мне в рот содержимое презерватива. Глотаю арийскую сперму, вот это доппаёк!

Одевается, достаёт из нагрудного кармана несколько купюр, суёт мне в чулок. Убывает.

Без напоминаний возвращаюсь в залу, сдаю выручку и получаю жетон. Фрау Дорт ласково треплет меня по щеке.

Затишье. Новых клиентов нет, большинство девочек заняты. Нас в зале трое или четверо, сидим и смотрим видик. Если днём была, как я понимаю, эротика, то теперь на экране, явно, жёсткое порно. Снова некое заведение, обитательницы которого во главе с хозяйкой (она тут гораздо моложе и сексуальнее нашей бордельмаман) сосут и трахаются и в туалете, и в нумерах, и в зале. Попутно показывают озабоченную красавицу-банкиршу, которая долго и трудно раскручивает своего муженька на секс, хотя она явно создана для того, чтобы трахать её не переставая. Знакомая ситуация. Как у меня с супругом. И выход похожий – банкирша также оказывается в заведении, где с упоением даёт хозяйке и посетителям.

Спускается Вика. Ножки слегка в раскоряку, глаза блестят, щёки покрыты румянцем. Промежность и зад тоже. Сдаёт выручку мамочке. Садится рядом со мной и шепчет по-русски.

- Фу, устала, укатали они меня, сейчас сразу двоих обслуживала, да ещё два часа. Еле отмылась, всю обкончали. Вы-то откуда здесь, Анна Владимировна?

Кратко рассказываю ей свою историю.

- А, матрёшка! Ну, теперь, милая Лотта, ты надолго здесь застрянешь. Такие девочки здесь пашут до упора без срока давности, пока не износятся. Разве что приглянешься начальству и на повышение пойдешь. Как Клара.

- А ты, Вика?

- А что я, у меня ещё полгода стажировки, материала я много собрала, да и здесь совершенствуюсь. А чтобы зря время не терять, устроилась сюда через солидную фирму. У меня контракт на три месяца. Захочу – продлю. Надоест – уйду. Я тут уже три недели и зарабатываю неплохо. Главное, работать ротиком и жопой активнее. И не увлекаться клиентами. А то есть дуры из наших – влюбляются или пытаются мужа подцепить – это голый номер. Опять же можно в психушку попасть. На почве эмоционального срыва. Так что, если хочешь жить нормально – просто обслуживай клиентов. И не более.

Говоря это, Вика посасывает пиво, которое нам принёс бармен. Потом глядит на меня задумчиво.

- А ты тут хорошо вписалась. С твоими данными в борделе и место. Какое у тебя тело! – её рука прикасается к моей груди и начинает её поглаживать, вторая устремляется к промежности. Я в свою очередь всегда высоко оценивала внешние данные нашей аспирантки, а в наряде шлюхи она выглядит просто бесподобно. И я потихоньку начинаю отвечать на ласки Вики. Боль в попе, обработанной Карлом, прошла, промежность опять наливается жаром.

- Девочки, не отвлекайтесь, кавалеры пришли! – в залу вваливается толпа молодых ребят. Я не успеваю их рассмотреть, когда один из них подбегает к фрау Дорт и, показывая на нас с Викой, интересуется:

- Мадам, можно ли этих двух девочек в один номер на четверых на всю ночь?

- Можно, но тариф двойной и деньги – вперёд.

Парень суёт ей пачку купюр, фрау Дорт пересчитывает их дважды, кивает, подзывает нас и выдаёт каждой по четыре жетона.

- Вперёд, девочки, держитесь, ступайте в розовый кабинет.

Вика ведёт меня, а за нами вереницей устремляются наши молодые благодетели. По пути они проверяют упругость наших поп, сисек, щупают бёдра, а главный на лестнице пытается сзади достать рукой мою щёлочку.

- Милые, не спешите!

Вваливаемся в номер с огромной четырёхспальной, наверное, кроватью. Этакий сексодром. И тут при свете люстры я вижу, кто нас заказал. Ну вот, подумаешь о дураках, они и появятся. Все наши клиенты – худшие порождения первого курса юрфака В-ского вуза, выпившие у меня столько крови на занятиях. У Вики, кстати, тоже, она у них один семестр латынь вела. И вот, нате вам.

- Ну что, Анна Владимировна и Виктория Юрьевна, здравствуйте! – издевательски улыбаясь, здоровается их старший – Эдик Зденькович.

- Вот как вы оттачиваете методику преподавания языков! И вот почему не берёте денег у бедных студентов! Что, блядями больше заработать получается? Ну, посмотрим, за что проститутки такие деньги получают, - говоря это он вовсю лапает меня, сняв грацию, ему помогает верный наперсник Гера Бесстыжев. Двое других – Салих Хамедов и Паша Беленький подобным же образом обрабатывают Вику. Мы стоим красные от стыда, опустив головы. Эдик куда-то звонит по телефону, и через пару минут входит Готлиб с фотоаппаратом. Теперь процесс лапания превращается в порнографическую фотосессию. Нас с Викой заставляют принимать разные позы, а затем мальчики садятся на кровать, и мы начинаем сосать и подрачивать им члены. Каждая двоим, я – Эдику и Гере, Вика – Салиху и Паше.

- Ну, что, сучки, как вам отечественные хуи, что, не такие вкусные, как немецкие? – интересуется Гера.

Убеждаем, что гораздо вкуснее.

- Да, девки, они ещё и длиннее, толще и вообще круче! – провозглашает Паша.

- Аня, Вика, в позу! – командует Эдик.

Тут прерывается Готлиб.

- Лотта! – тычет он пальцем в меня, - Гретхен! – показывает на Вику.

- А, у наших преподавательниц-проституток и новые блядские имена! Ну-ка, Лотта, Гретхен, на койку, раком и быстро.

Выполняем приказ. И тут я понимаю, что было у Вики с предыдущими визитёрами. Эдик, обхватив мои бёдра, входит в мою пизду сзади и начинает её трахать, а Гера одновременно начинает пользовать меня в рот. По соседству то же проделывают с Викой Салих (он сзади) и Паша (он спереди). Хорошо ещё, что под взглядом Готлиба наши орлы нацепили презервативы.

Они обрабатывают нас с увлечением, причём я дико возбуждаюсь. Теперь уже ничего не может быть стыдно. Ведь я, преподаватель высшей школы с учёной степенью и званием, сейчас работаю публичной девкой в борделе и обслуживаю своих же студентов. Всё, в вуз возврата нет. Тем более что, по словам Клары, мои порнофото размещены в интернете на сайте публичного дома, и их изучение знакомыми мне людьми – только дело времени.

- А я знал, сучки, что вы обе здесь! – вещает Эдик. - В гостинице пошарил по сайтам здешних проституток и публичных домов, смотрю – знакомые все лица!

Наши визитёры меняют позиции. Теперь в рот меня имеет Эдик, а промежность пользует Гера.

- Ну, как мой хуй с вашим говнецом на вкус, Анна Владимировна? – что я могу ответить Эдику. Тем более что как раз кончаю со стоном.

Мальчики кончили и, подобно моему визитёру из бундесвера, слили содержимое презервативов нам в ротики. Сидят, пьют шампанское.

- Лотта, Гретхен, вы такие хорошенькие. Наверное, нравитесь друг другу? А ну, покажите, как вы друг друга любите!

Вика первой сообразила, чего от нас хотят, обворожительно улыбнулась мальчишкам, взяла меня за руку, вытащила на середину комнаты и начала ласкать и целовать. В том числе и в губы. Я тоже ласкаю её. Пацаны комментируют происходящее в самых прямых выражениях, а мы, уже не в силах остановиться. Готлиб фотографирует. Вика нежно и непреклонно укладывает меня на кровать, становится надо мной на четвереньки и начинает язычком нежно ласкать мои половые губки и клитор, уже несколько уставшие от общения с мужскими гениталиями. Прямо над моим лицом Викина щёлочка. Она набухла, раскраснелась, на ней блестит смазка. Поднимаю голову и начинаю её вылизывать. Всё быстрее и глубже. Вика доставляет мне несказанное удовольствие, и я хочу хоть немножко отплатить ей тем же. Кажется, получается. По крайней мере, моим охам и стонам вторят Викины. Наконец, блаженство достигает апогея, я кончаю. И в тот же миг Вика пронзительно стонет, судорожно сводит ножки, и из щёлочки на меня устремляется поток её жизненных соков. Приходим в себя. Парни заворожено смотрят на нас, Готлиб фотографирует.

- Это ж надо, какие бляди нас целый год учили и нам мозги трахали! Надо теперь их также поиметь, да, Анна Владимировна?! – замечает Салих. - Сейчас мы тебе вставим за всё хорошее, а потом – Виктории Юрьевне. Теперь вы нам по три раза зачёт сдадите!

Его огромный, обрезанный по мусульманским канонам член стоит как телеграфный столб. Впрочем, у остальных тоже эрекция не слабая. Видно, дрочили, пока мы лесбис-шоу устраивали. А может у них и так на нас встали.

Эдик ложится на кровать, и я сажусь на его ствол. Сзади заходит Салих и аккуратно всаживает своё орудие мне в зад. Ору. Член Салиха побольше, чем у моего первого анального пользователя, а я ещё от него не отошла. Долго орать не получается, во-первых, члены Эдика и Салиха начинают во мне двигаться, а их руки вынуждают меня активно подмахивать, во-вторых ко мне в рот отправляется фаллос Паши. Шесть рук обшаривают все мои выпуклости, все эрогенные зоны. Ловлю уже даже не тройной кайф. Работаю. Вика по соседству потихоньку посасывает Гере. Готлиб фотографирует.

Парни меняются. Теперь в пизду меня имеет Паша, в зад – Эдик, а Салих - в рот. Только сейчас соображаю, что эта троица имеет меня без кондомов. Отчаянно смотрю на Готлиба, указывая на обнаженные члены. Тот в ответ скалится и показывает пачку купюр. Ну, вот, как бы не заразиться чем. Хорошо хоть спираль стоит, не забеременею от этих олигофренов. Да ладно! Кончаю одновременно с Эдиком. Парни меняются снова и продолжают трахать меня во все отверстия. Господи, как хорошо, стоило год воздерживаться ради такого праздника! Я заслужила, чтобы меня вот так поимели в борделе трое мужиков, да ещё и заплатили за это деньги. А потом придут другие мужики, и тоже будут меня трахать. И чего я сразу не стала проституткой, а мучилась в вузе? Все три члена стреляют в меня одновременно, и я с хрипом кончаю тоже. Всё, отваливаюсь. Надо мною Готлиб, фотографирует залитое спермой и заёбанное тело вчерашней преподавательницы, а ныне – шлюхи.

Кто-то льёт мне в рот шампанское, а-а-а, это Паша, рядом пьют студенты и Вика. Вот мальчики опять воодушевились и теперь втроём принялись за маленькую Гретхен. Я медленно прихожу в себя.

- Анна Владимировна, Вы best, Вы супер, я такого в самой крутой порнухе не видел! – Паша бережно обтирает меня влажной губкой и полотенцем. Потом потихоньку начинает меня ласкать. Я не мешаю, просто лежу и прихожу в себя, шепчу ему какую-то ласковую ерунду. Кажется, он говорит, что любит меня, что хочет жениться. Успокаиваю дурачка, напоминаю ему, где мы, что он сейчас уже не с доцентом Анной Юрьевной, а с проституткой Лоттой. И одновременно пронзительно осознаю себя именно этой самой проституткой Лоттой. Моё место здесь, в этом немецком публичном доме, с разными мужчинами, молодыми и старыми, которые приходят только для того, чтобы потрахать меня. И мне это нравится. Чтобы утешить Пашу, притягиваю его к себе, гостеприимно раздвигаю ноги, слегка согнув их в коленях, беру его член, вполне боеспособный ввожу его в себя и начинаю подмахивать. Мальчик тоже начинает двигаться, и мы тихо ебёмся прямо на полу возле кровати. А кровать ходит ходуном, мальчики во всю имеют Вику, и теперь уже она мычит, хрипит и повизгивает, когда из её рта на время вынимают член. Эдик и Салих во весь голос расхваливают нас.

- Какие шлюхи у нас на кафедре иняза! Какие фигурки, какие личики! А как дают! Во все дырки и сразу! Виктория Юрьевна, а вы дома тоже так трахались?

- Дурачок, да когда я училась, половину общаги перепробовала! – это уже откровения Вики. Вот не знала, ай да тихоня. А из дальнейшего рассказа моей молодой коллеги следует, что она уже со второго курса подрабатывала по ночам на той самой улице, где высится наш славный вуз. До кафедры доносились слухи о том, что некоторые студентки из общежития подрабатывают проституцией. Но чтобы Вика!

История падения Вики распаляет интерес молодёжи, и теперь её интересует моя половая биография. Продолжая обслуживать Пашу, сообщаю, что мой опыт в проституции гораздо скромнее, и сегодня у меня первый рабочий день. То есть ночь. А до этого первым и единственным мужчиной на протяжении пяти лет был мой муж. По требованию слушателей рассказываю, правда без подробностей, как оказалась в Германии в публичном доме и о двух первых опытах в роли проститутки.

Под этот рассказ мальчики завершают коллективный трах Вики. Паша кончает мне в пизду. Это отмечается шампанским, затем молодые люди садятся пить пиво, а мы, ползая по полу от одного к другому, сосём им. Мы абсолютно голые, трахаться с тремя по три захода даже в пояске с чулками слишком жарко. Периодически то один, то другой из наших клиентов щупает нас. Потом нас ставят раком на кровать и, заставив сильно прогнуться и отклячить зады, по очереди вставляют нам то в попы, то в пиздёнки, а мы должны угадывать, кто это сделал.

Потом Салих заявил, что давно мечтал поиметь меня в попку, причём сольно. Гера, как оказалось, также давно мечтал трахнуть Вику. Только классически. Потом также сольно обслуживаем остальных – Эдику понравился мой минет, а Паше захотелось анала с Викой.

Время уже позднее, или наоборот – раннее, скоро пора закругляться. Эдик о чём-то шепчется с Готлибом, суёт ему ещё несколько купюр, после чего нас выводят в ванную, велят лечь на коврик и открыть рты. И вся четвёрка дружно мочится нам в ротики, называя это золотым дождём.

Всё, мальчики убывают, напоследок ещё раз высказав нам всё, что о нас думают, облапав и пообещав навестить ещё раз, а также сообщить на родине коллегам и знакомым. Последнее, кстати, заставило Вику несколько побледнеть. Похоже, вольнонаёмная наша тоже попала!

Отмываемся, одеваемся, приводим в порядок мордочки и причёски и спускаемся к мадам.

- Девочки, на сегодня вы свободны, умницы. Отдыхайте. Лотта, деточка, прекрасный дебют. Из тебя получилась замечательная шлюха.

Возвращаюсь в номер и камнем падаю на кровать. Ещё раз пытаюсь осмыслить всё, что произошло за эти сутки. Из доцентов – в публичные девки! Вот это попала! И, слава Богу!

(Продолжение следует)



Оцените этот эротический рассказ:        





 



Добавить рассказ
Напишите нам





 
 
 

     Здравия желаю, товарищи читатели! Все последующее за этими словами извращение написала Я, она же love_girl, а в редакции текста мне помогал Lesovik. Все ваши отзывы мы можем заценить на мыле Tol_izv@mail.ru. Если вы хотите связаться с героями этого повествования то пишите Gal_txt@mail.ru. Читайте и наслаждайтесь...
     Галадриэль прос... [ читать дальше ]
xStory.ru - эротические рассказы © 2006 напишите нам