Эротические рассказы - xStory.ru
Лучшая коллекция эротических рассказов в Сети!
 
 
     Очень давно, в общем-то с ранней молодости, как только я впервые почувствовал себя мужчиной, я понял, что мне очень хочется сечь и унижать девушек и женщин. Однако, сами понимаете, не будучи миллионером и не состоя в закрытых клубах, я не имел возможности удовлетворять подобные наклонности. К тому же это мое желание б... [ читать дальше ]
Название: Куборизм. Домино
Автор: Лешка ( Parlafon@yandex.ru)
Категория: Инцест
Добавлено: 16-09-2012
Оценка читателей: 5.58


Лимонная земля цветущих одуванчиков у слепого мальчика плавала во рту кислой долькой вместе со сладким чаем в кромешной ночи карих глаз. Он сидел у раскрытого настежь окна и чесал воздух вытянутыми руками, шевеля худыми пальцами то над бокалом горячего чая, то за окном на зеркальном ветру.

- Я их вижу!

- Они мне улыбаются!

- Под левой рукой шесть головок одуванчиков в два ряда!

- А под правой рукой четыре лимонных головки кучкой!

- Мама, я их вижу пальцами!- восторженно кричал Сашка.

Он попытался привстать на инвалидной коляске, но потеряв равновесие, упал плашмя на пол.

- а-а-ай!- раздалось в комнате.

Резиновый протектор в костяных шашечках колеса машины, придавив голову трёх летнего Сашки, смердел расплавленным асфальтом и дорожной пылью. Больно, очень больно в пояснице…

Конопатые пчёлы жужжали в ушах, и он ползком пополз на запах кухни, волоча парализованные ноги. Сотни маленьких иголок воткнулись ему в позвоночник, как тогда под колесом грузовика. Он закричал:- «Дяденька шофёр я больше не буду перебегать дорогу на красный, дяденька шофёр!». Он схватился за ватные ноги руками, и штаны были мокрыми от крови.

- Сашенька, зачем же ты сполз с коляски?

- Хорошо, что ещё не упал и ничего себе не сломал.

- Сашенька, зачем же ты ещё и описался?

- Позвал бы меня, я бы принесла тебе горшочек,- хлопоча вокруг инвалида нянечкой, кудахтала мама. Он уставился слепыми глазами в притягательное тепло матери, приподняв с пола голову. В ушах звенели новогодние колокольчики и слегка подташнивало. Мать аккуратно усадила его на коляску, погладив по голове, но кошмарные всплески памяти гнали на чёрном экране своё обрывистое старое документальное кино.

Наркоз постепенно, оглядываясь назад, отходил, и Сашка слышал, как доктор говорил маме с папой:- «Вряд ли Ваш сын сможет видеть, ходить и всё остальное, но Вы не теряйте надежды. Всё может быть, организм молодой, растёт». После этого Сашка больше никогда не слышал голос папы, он их с мамой бросил спустя несколько дней.

В гульфике брюк кто-то зашевелился, вытаскивая сложенный покоем Сашкин член наружу. Это была мамина рука.

- Давай мой родной писай, я направила твою писку в горшочек,- сказала мама, держа холодными подушечками пальцев полувзрослый орган сына. Тяжёлой ртутью моча, толкаясь в канале магнитиками, посыпалась шариками через дырочку головки пениса на дно горшка.

- Какая она моя мама?

- Красивая, наверное?

- Конечно красивая,- думал Сашка, ощущая корпусом пениса женскую сущность этого, рядом стоящего человека, пытаясь вспомнить её лицо, фигуру, цвет глаз и волос. Он уже понимал, что его мать, это в первую очередь женщина. А женщина, это любовь, рождение детей при участии мужчины, какое-то наслаждение дарит она при этом, но какое? А может вот такое, как сейчас? Ему было крайне приятно находиться своим пальчиком в её объятии ладони. Батончик школьного возраста Сашки нервно ёжилась в кулаке мамы, и он медленно писал, растягивая удовольствие, лёжа в этаком гамаке, вспоминая искромётные видения. Сидя вчера у окна, он, как обычно протыкал темноту глазного бездонья усилием воли и глотал медузаное солнце, а мама убиралась в комнате.

Он был просто уверен, что она ходила полностью голая потому, что находясь неподалёку, от неё исходил запах свежего берёзового сока, и одежда не шуршала трущейся тканью. Мама двигалась бесшумно, налегке. Какие-то участки её обнажённого тела, проплывая совсем рядом с ним, гудели ультразвуком, крутясь спиралью в круг мёртвых зрачков глаз. Сашка с трудом вытянул непослушные худые пальцы рук вдоль подлокотников инвалидного кресла и увидел в мозгу это сокровенное, заповедное земное тело, состоящее из примитивных квадратиков, ромбиков. Одни были тёплыми и опутаны пыльным серпантином лент, другие были прохладными и гладкими, как оконное стекло.

- Пописал мой золотой, вот и хорошо.

- Я теперь и какать захотел, сказал Сашка.

Она усадила его на горшок и вышла на кухню. Через несколько минут она вернулась.

- Сейчас я салфеточкой протру тебе попку. Он приподняла его и перегнула через колено.

- Так протёрла.

- Теперь очередь пришла и писку протереть,- ласково проговорила мама.



Часть 2.

Неизвестный доселе горячий озноб влился в Сашкин половой символ. Будто вся его кровь из организма потекла в одном направлении в яички и дальше, увлекая за собой тысячи щекотных своих волосков по кровяным протокам и по капиллярам вдоль мочеиспускательного канала. Сашка открыл широко рот, и перепонки в ушах заложило серными пробками, а мозговыми клетками он увидел лимонное поле одуванчиков и голую мама, а может и не маму, а какую-то тётю рвущую цветы. Только что собранным букетом она провела ему по набухшему члену. Пелена лёгкого бреда на трёх колёсном велосипеде прокатилась из кухни в детскую и рассеялась от неожиданного стука. Судорожно загремев, на кухне отключился холодильник. Сашка вздрогнул и замер. Мама тоже не шевелилась, плотно обхватив пенис сына кистью руки, которая слегка передавала комплексующую дрожь своего волнения и женского страха.

- Вряд ли Ваш сын сможет видеть, ходить и всё остальное, но Вы не теряйте надежды. Всё может быть, организм молодой, растёт,- злым эхом пронеслись в сознании Сашки и матери слова сонного доктора. Вдруг кровь или что-то другое раздавленным помидором брызнуло из Сашкиного члена, потом ещё и ещё раз.

- Мама у меня потекла кровь?

- Я сейчас умру?- тихо спросил испуганный подросток.

- Нет, мой родной ты не умрёшь.

- Ты от сильного переживания перевозбудился, переволновался, это бывает у мужчин,- скрывая радость, сказала мать, бережно стирая гроздья капелек спермы сына салфеткой со своего живота, рук, ног. Потом повернув голову и посмотрев в окно на лимонное поле земли, прошептала:- «Шесть одуванчиков в два ряда и четыре кучкой».

- Правда они красивые, ты их тоже увидела?- спросил Сашка.

- Очень красивые,- ответила мама, продолжая с удовольствием вытирать салфеткой живот, руки, ноги.

Он всю ночь не спал. Ему вновь захотелось окунуться в кулак матери и снова испытать пришествие бурлящей крови.

Она всю ночь не спала. Она плакала от счастья, что у сына случилась потенция и эрекция.

- Может Сашенька пойдёт на поправку?

- Сможет видеть и ходить?- думала она, читая какую-то молитву, первой пришедшей на ум.

- А если нет?

- А, что делать завтра, послезавтра?

- Ему теперь наверняка захочется продолжить, а мне…, что делать?- размышляла она и не могла найти ответа.

Часть 3.

Параллельный дневной свет из окна заглушал свет не выключенной люстры в спальной комнате. Вот уже несколько часов подряд, как мать сидела на краю кровати у ног спящего сына. Слёзы жалости, отчаяния и любви капали на верблюжье одеяло с оленями.

- Кто здесь?- спросил Сашка проснувшись.

- Мама?

- Ты плачешь, а почему?

- Я не плачу. У меня просто слабый насморк,- схитрив, ответила она.

- А мне что-то давит на живот. Это колесо грузовика, мама посмотри и писка сильно болит, ломит писку,- громко сказал Сашка.

- Сынок никакого колеса на твоём животе нет.

- А… писка… писка…

- Писка хочет писать, вот она и выросла резко, поэтому и болит и ломит.

Она посмотрела на лежащего сына, и равнобедренным треугольником одеяло топорщилось вверх между ног Сашки.

- Потерпи, я схожу за горшочком.

Странное ощущение сковало Сашку между ног, словно его укусила большая собака.

- Может я смогу ходить,- подумал он.

- Ты от сильного переживания перевозбудился, переволновался, это бывает у мужчин,- послышался голос матери, как из пустого колодца.

- Вряд ли Ваш сын сможет видеть, ходить и всё остальное, но Вы не теряйте надежды. Всё может быть, организм молодой, растёт,- пробубнил в ушах сонный доктор, и запахло сигаретным дымом.

- Мама ты стала курить?

- Нет, сынок. Это на улице соседи жгут траву,- ответила она, разгоняя на кухне сигаретный дым руками.

Она любя повернула сына набок и, достав его калёный член, зажала в кулак. Чтобы не обрызгать постельное бельё, себя и не промахнуться мимо горшка, она раскрыла головку пениса до конца, сдвинув кожицу. Над кроватью сына запахло мужскими гормонами. Она, стараясь не шевелиться и не шуршать, просунула свою левую руку между своих сомкнутых ляжек и прикусила нижнюю губу. Смазливый запах гормон проник в её женское сознание и взбудоражил интимные мысли.

- Можешь писать,- произнесла мама, слегка покраснев от смущения.

Посмотрев на сына, она заметила, что он закатил глаза и начал неохотно писать.

- Интересно он глаза закатил от того, что наконец-то писает, потому, что очень сильно хотел писать или …?- скорее всего второе, про себя подумала мать, чуть-чуть откатив крайнюю плоть пениса назад.


Часть 4.

Зубастым частоколом бабских сплетен, обнесён дом Сашки и его матери. А непристойности так и сыпались из уст старух и стариков. Они мелкими косточками, украденными из их семьи, перемывались во рту и мозгах местных жестоких жителей.

- Ну и пусть себе судачат, коль им хочется и больше заняться нечем, а я живу для сына и ради сына,- внушала себе Оксана. Равнодушный врач перестал являться из прошлого и ей и Сашке. Проклятый грузовик с дядей шофёром укатил далеко, далеко, унеся с собой на колёсах смрадный запах горелого асфальта и каменной пыли мелкого щебня. Лимонная земля стала белой и пушистой. Она щедро разбрасывала своё семя по ветру. Жизнь через детей продолжала жить, презентуя радость всему живому. В спальне тихо тикали настенные часы, квадратный дом еле слышно поскрипывал, распрямляя затёкшие углы, уставшие за день, и готовился ко сну.

Она встала с кровати и пошла, принять вечерний душ. На линии горизонта сверкали зарницы, отпечатывая в фото-рамке окна негативом большой рукастый тополь, росший за домом и силуэты двух остроносых аистов свивших на самой верхушке дерева гнездо. Вся природа тайно делала свои тёмные делишки без угрызения совести. Жалость, слепое сострадание и материнская любовь побороли взрослый стыд и безумное общественное мнение. Оксана возомнила себя его женой и только женой, но называла его всё-таки Сашенька, сынок или моя кровинушка, а он её называл лимонный одуванчик. Такое обращение устраивало обоих, им это нравилось. Они не жили половой жизнью, а они просто жили вместе с ней, как с пищей, с водой, с солнцем.

Очень скромно так всё получилось, как бы само собой. Никто никого ни о чём не просил и силой не заставлял. Мать просто однажды легла рядом с сыном на кровать и, обняв его, расплакалась, в конвульсии тиская искалеченное тело сына. Итак, она вышла принять душ перед сном. Сашка остался лежать на спине, считая тёмные круги с белыми мушками в глазах и с нетерпением ждать возвращение мамы, жены или любовницы, одуванчика. Ему с ней было хорошо до воскрешения, и он теперь не мог жить без неё, ни минуты, как беспомощный грудной ребёнок. Запели цикады, грызя камушки гранита. В спальне повеяло ночной остывающей степью.

Сашка почувствовал приближение доброго врача и руки нависшей над его лукоморьем. Гладя и вытягивая член сына рукой до пупка, мама приговаривала всякие смешные заклинания, чтобы злые духи покинули Сашку и его глазки начали бы видеть, а ножки стали бы быстро бегать. И вскоре вытянув упругого молчаливого котёнка до пупочной ямки, влажная цветная капуста заговорщицы надкусила Сашкину бескозырку и ароматным кальяном засучила её до самых плеч. Мама Оксана, семейным доктором терапевтом массажировала тёплыми и прохладными кубиками своего сильного тела, парализованные нервные узлы сына, даруя ему своё здоровье и радость мужского счастья.

- Мама, мама я уже живу внутри тебя.

- Я и тебя и папу очень люблю, сказал кто-то детским голосочком в самом центре внутреннего уха Оксаны.

- Я знаю. Я очень, очень тебя люблю малышок.

- Мы будем ждать тебя с нетерпением,- прошептала она и плача завалилась на Сашку, прижимаясь своим лимонным вагончиком к его чёрному вагону, стоящему на запасном пути вокзала жизни.



Боле Либоле


Оцените этот эротический рассказ:        





Прокомментируйте этот рассказ:
Имя/псевдоним:
Комментарий:
Комментарии читателей рассказа:



 



Добавить рассказ
Напишите нам





 
 
 
     Mind Control
     - Все ясно, - пробормотал Астер. - Только одно письмо и это должно быть оно.
     За последние три года его работы на правительство для связи всегда использовался специальный курьер или телефон. Но когда письмо пришло обычной почтой, он понял, что трехгодичный проект закончился ничем.
 ... [ читать дальше ]
xStory.ru - эротические рассказы © 2006 напишите нам
 
Сайт xStory.ru не несет ответственности за содержание размещенных текстов, а только предоставляет площадку для публикации авторам. Тексты принадлежат исключительно их авторам (пользовательским никам). Содержание Сайта ни в коей мере не представляет собой какие-либо конкретные рекомендации или советы, которые могли бы склонить вас к принятию решения.