Эротические рассказы - xStory.ru
Лучшая коллекция эротических рассказов в Сети!
 
 
     Светило солнце, пели первые птички, сердце билось чуть-чуть взволновано ожидая чего-то, чего?? неизвестно. Но в ожидании этого самого неизвестного сердце прелестней девушки стоящей у окна вело себя странно. Попробуем описать девушку: среднего роста, светло - русые волосы, худенькая, но хорошо очерченная фигурка, лет 1... [ читать дальше ]
Название: Гарри Поттер, Драко Малфой и рабыни Хогвартса (глава 7)
Автор: Blaze (blzzab@ya.ru)
Категория: Эротическая сказка, Фантазии, Остальное
Добавлено: 31-12-2014
Оценка читателей: 7.11


Гарри Поттера и его мир придумала Д. Ролинг. Я просто играюсь с персонажами.

- Ну, для негодников у меня всегда найдётся работа, - пробормотал старый завхоз Филч, выдавая Гарри и Рону ведро и тряпки. - Натрите пол от той лестницы до обеда, и чтоб до блеска! А вы двое, - он повернулся к домовикам, - присматривайте, чтобы эти двое никуда не смылись, а то знаю я этих гриффиндорцев... Понятно?

Перверт и Монгрел - старые скрюченные домовики - охотно кивнули, коснувшись грязного пола длинными носами. Гарри и Рон тоже кивнули - весьма угрюмо.

Шёл седьмой день с тех пор, когда они увидели, как их девушек - Гермиону и Джинни - пустили по кругу и дружно изнасиловали все старшие слизеринцы и слизеринки. Гарри не находил себе места от грызущей вины: как можно было раньше не заметить, что с его подругами творится что-то страшное? Не заметить, что проклятый Драко Малфой сделал Гермиону и Джинни школьными проститутками, заставив гриффиндорок выполнять все его извращённые больные фантазии? Теперь для Гарри и Рона спасти девушек было важнее всего на свете.

Однако эту задачу сильно затрудняло назначенное Макгонагалл наказание - теперь всё свободное от занятий время Гарри и Рон проводили на отработках под присмотром двух домовиков. И в сравнении с Первертом и Монгрелом даже старина Кикимер выглядел бы добродушным ворчуном.

Гермиона с Джинни и сами сторонились парней, и Гарри с Роном пока что могли только украдкой наблюдать за девушками на занятиях. Наблюдать - и наконец-то знать объяснение странному поведению гриффиндорок, и замечать приводящие в стыд и ярость детали:

Гермиона впервые в жизни опоздала на трансфигурацию, и проскальзывает на своё место, неловко расставляя ноги (её трахали долго и тщательно, втроём или вчетвером, даже не уложились в перерыв).

У Джинни в волосах слипшиеся рыжие пряди и белая капелька на щеке (её перед зельеварением отвели за угол и дали в рот, кончили на лицо, и у неё не было времени толком очиститься).

Гермиона отвечает на вопросы Фливтика, с трудом ворочая языком (всю ночь сосала... сколько их было, четверо или пятеро? А после лекции слизеринцы опять ждут в мужском туалете).

Джинни ёрзает на жесткой скамье, пока не получает замечание от Биннса (снова трахали в зад... и с утра и в обед... какие у них здоровые дубины, как же больно сидеть).

У обеих соски твердеют и просвечивают сквозь полупрозрачные блузки, и Джинни с Гермионой прямо на травологии засовывают руки под короткие юбки, пытаясь незаметно для других мастурбировать. Некоторые оглядываются на них и хихикают. Потом гриффиндорки под каким-то предлогом поспешно выходят из теплиц (прошло четыре часа, пирсинг снова вибрирует, терпеть невозможно, придётся лечь прямо за этими кустами и лизать друг дружке...)

Впрочем, у парней был ещё один способ следить за Гермионой и Джинни - Карта Мародёров.

- Ну, за работу! - отвлёк Гарри и Рона от невесёлых мыслей Филч. - А то всё ходют и ходют; только вымоешь - сразу натопчут, - и Филч удалился, неразборчиво бормоча на ходу.

- Как ты думаешь, они ответят на наше письмо? - спросил Рон, едва Филч скрылся за углом.

- Да, я надеюсь, они смогут сделать это тайком от Малфоя, - ответил Гарри. - В любом случае, они хотя бы прочтут его и будут знать, что мы ни в чём их не виним и обязательно найдём выход.

Письмо для рабынь прошлым днём Рон смог незаметно подкинуть Гермионе в сумку. Это было очень трогательное послание, где Гарри с Роном всячески извинялись за своё поведение в последние дни, утешали подруг, просили их держаться, уверяли, что будут любить их только сильнее, несмотря ни на что.

Заканчивалось письмо обещанием вот-вот спасти рабынь. Рон честно себе признался, что насчёт этого обещания они были неоправданно оптимистичны.

Гарри развернул Карту Мародёров и стал в который раз за последние дни искать на ней Гермиону и Джинни.

- Опять, - прошипел он с такой гримасой, будто у него болели все зубы одновременно.

Рон заглянул ему через плечо. Точки с именами "Гермиона Грейнджер" и "Джиневра Уизли" чернели на карте в одном из чуланов для мётел на четвертом этаже. Но эти точки буквально слиплись с двумя другими - "Драко Малфой" и "Кормак Макклаген". Словно в насмешку, будто парням и так было непонято, что сейчас делают с их девушками в том чулане, над именами гриффиндорок виднелись две надписи "Глубокий орал".

Это было недавнее открытие Гарри и Рона - карта не только показывала имена людей, но и описывала, как именно эти люди занимаются сексом в данный момент. Гарри затруднялся сказать, ради какого мерлина его отец, Сириус и Ремус заколдовали карту таким образом, и не хотел об этом даже думать. По крайней мере, благодаря этим надписям на карте Гарри и Рон теперь в подробностях знали, какой насыщенной была половая жизнь Гермионы и Джинни в последние дни.

С другой стороны, наблюдать по карте за каждым новым изнасилованием своих девушек было невыносимо. Гарри и Рон не впадали в жалость к себе только потому, что знали - Гермионе и Джинни сейчас намного хуже.

Надпись над точками Малфоя и Гермионы изменилась - уже не "Глубокий орал", а "Классика". Рядом над точками Макклагена и Джинни надпись изменилась на "Анал".

- Сестрёнка, Гермиона... Да что за ёбаный Мерлин творится! - в десятый раз за сегодня сказал Рон.

ххх

Гермиона безразличным, опустошённым взглядом смотрела в потолок поверх плеча Малфоя. Он велел ей лечь на холодный пол чулана для мётел, навалился сверху и теперь пыхтел на ней, вгоняя в вагину гриффиндорки свой длинный хуй размашистыми, резкими, частыми толчками. Гермиона, однако, не чувствовала ни удовольствия, ни сильной боли — то ли её пизда была уже достаточно растраханной, то ли она уже воспринимала хуй Драко в любой из своих дырок как что-то такое же повседневное, как лекции или домашнее задание. Конечно, по приказу самого Малфоя она всегда возбуждалась во время секса с кем угодно, но со временем даже это невыносимое возбуждение стало нарастать медленнее.

«Если бы мне недели три назад сказали, что я буду каждый день ложиться под Малфоя и его дружков, я бы просто рассмеялась, - думала Гермиона, рассматривая трещины в потолке. - Я и Малфой? Я шлюха? Да это дикость, это же смешно, это невозможно. А сейчас он меня имеет — Мерлин, Малфой насилует меня! И я даже не могу заплакать, потому что мне всё равно — я привыкла к такому... несколько раз каждый день... Я даже рада, что Малфой сейчас меня просто насилует, он же может придумать и много чего похуже... Когда это кончится, как я устала, как мне гадко, как мерзко», - бормотала она про себя.

- Шлюхи сегодня вообще как сонные мухи, - недовольно сказал Кормак Макклаген и шлёпнул Джинни по молочной веснушчатой ягодице. Джинни, до того устало разглядывавшая стену перед собой, слегка дёрнулась и ойкнула. Она стояла раком, лицом к стене, пока Макклаген трахал её выпяченную попку. Он насиловал её в зад, ничуть не стремясь быть нежным, но в анус Джинни не в первый раз за последние дни входили большие члены, и она только слегка постанывала.

«Не в первый раз... и не в последний, помоги мне Моргана, - думала Джинни. - Но я не шлюха, что бы они не заставляли меня делать. Надо это помнить. Мы что-нибудь придумаем с Гермионой, или Гарри с Роном придумают. Как я рада, что они написали это письмо, мы теперь хотя бы не одни. Они помогут... может быть. Они теперь знают правду... они знают, как я трахалась со всеми слизеринцами, с Гермионой, с кем угодно ещё, с Роном... как стыдно! Ладно, не надо об этом сейчас думать, надо помнить, что я не шлюха, не шлюха, не шлюха...»

- Малфой, растормоши их, - сказал Макклаген.

- Шлюхи, или вы сейчас же начнёте подмахивать, или я заставлю вас потрахаться с псом этого идиота Хагрида, - приказал Малфой. - Живее, у вас сегодня ещё много дел!

«О чём он? Что он ещё придумал? - подумала Гермиона. - Хотя мне уже всё равно, намного хуже не будет. Пусть быстрее кончит и проваливает». Она обвила руками шею Малфоя и стала подмахивать, подаваться вагиной навстречу его члену. Драко улыбнулся и стал долбить её вагину настолько резко и часто, настолько хватало сил. Раньше Драко боялся, что Грейнджер после первых изнасилований быстро надоест ему, но теперь он знал, что ему никогда не надоест этот кайф — ебать грязнокровку, ебать во все дыры или смотреть, как это делают другие, унижать её, извращать, кончать в неё и заставлять её кончать под собой. Грейнджер уже стонала, царапала ногтями шею Драко, её пизда хлюпала под длинным членом насильника. Драко шумно выдохнул и стал кончать, наполняя спермой влагалище гриффиндорки. Он поймал её просящий вгляд и кивнул в знак разрешения — и тогда Гермиона кончила с криком наслаждения и стыда.

Шлепки тела Макклагена о ягодицы Джинни тоже стали частыми-частыми, как и стоны рыжей гриффиндорки. Макклаген хрипло выкрикивал:

- Да! Я порву тебя, маленькая поттеровская сучка. Я вставлю тебе в сраку так, что хуй выйдет через рот! Я разрушу твой Попенгаген!

Малфой и Гермиона, лежавшие усталые на полу, удивлённо на него уставились.

- Макклаген, ты чего так увлёкся? - сказал Драко. - Спокойнее, не в первый же раз её трахаешь.

- А, Малфой, тебе у меня ещё учиться и учиться ебаться, - отмахнулся Макклаген. - Вот так, Уизлетта, нравится? Принимай! Кончай, сука!

Взвизгнув, Джинни кончила. Макклаген тут же с гортанным стоном спустил в задницу гриффиндорки и резко вышел из неё. Между расширенным анусом Джинни и головкой члена её насильника протянулась тонкая ниточка спермы. Макклаген оборвал её и вытер остатки спермы на члене о рыжие волосы Джинни. Та опустилась на пол и свесила голову на грудь.

- Малфой, рад был зайти, но мне пора, - сказал Кормак Макклаген. - Пойду отжимать деньги у пуффендуйцев-малолеток. Но ты, как что, сразу зови потрахать этих блядей, - он кивнул на Гермиону с Джинни и вышел из чулана. На пороге он обернулся и сказал:

- Кстати, а ты неплохой парень для слизеринского прилизанного змеёныша-хорька. Может, как-нибудь поучу тебя ебаться. Ну, я пошёл.

Гермиона с Джинни переглянулись, не выдержали и прыснули, и сами удивились, что ещё могут смеяться даже в их ситуации.

- Очень смешно, - процедил Малфой. - Типичное гриффиндорское отсутствие ума и такта.

- Не все гриффиндорцы такие, как Макклаген,- сказала Гермиона.

- И слава Мерлину за это, - добавила Джинни.

- Не все такие, - согласился Малфой. - Некоторые в Гриффиндоре не бестактные идиоты, а просто рабыни и шлюхи, блядующие направо-налево. Вы случайно не знаете таких гриффиндорок, леди?

Гермиона и Джинни пожали плечами. Они так устали, что не было сил даже бояться Малфоя.

- Не знаем таких, - тихо ответила Гермиона. - Мы, допустим, рабыни, но не шлюхи... мы делаем всю эту мерзость не по своей воле, а из-за тебя.

- Значит, вы ещё не смирились, - задумчиво сказал Малфой. - На что же вы, интересно, надеетесь? На помощь Шрамоголового и Ронни Уизли?

- Возможно, - сказала Джинни, и в её глазах мелькнула надежда. - Сколько раз они тебя уже обыгрывали, а, Малфой?

Гермиона промолчала. Сама она не очень верила, что Гарри с Роном смогут помочь им, но не собиралась говорить это при Малфое.

- Значит, вы ждёте своих гриффиндорских рыцарей, - сказал Малфой. - Вы ещё не ответили на их письмо?

Сердце Джинни пропустило удар.

- Какое письмо? - спросила она.

- Которое они вам прислали. Ну, вы знаете: «Дорогие Гермиона и Джинни, мы видели, как вас выебли и обкончали все слизеринцы. Но мы всё равно вас любим и не побрезгуем снова с вами встречаться, потому что кроме вас всё равно никто не даст таким лузерам, как мы. А идти по вашим стопам и трахаться друг с другом мы не хотим».

- Там не так было написано, Малфой, - глухо сказала Гермиона.

- Шучу. Я знаю, что там было написано — я его читал, - сказал Драко. - Очень удачно, что к вашим парням приставили двух домовиков, которые меня боготворят. Согласен, письмо было трогательное. Так ответьте на него немедленно, Грейнджер, Уизлетта. Нехорошо заставлять парней ждать. И начните ответ так... - и Малфой надиктовал рабыням текст ответа.

Гермиона и Джинни слушали и мрачнели. Они знали, что Малфой придумал какое-то новое издевательство.

- Интересно, после «Привет дрочерам Хогвартса» надо добавить «вам, Гарри и Рон», или до них и так дойдёт? - вслух думал Драко. - Ладно, неважно.

Он достал камеру и навёл объектив на печальных гриффиндорок.

- Леди, пока вы ещё здесь, сделаем фото напоследок. Лягте на спины, задерите ноги, покажите дырки. И улыбнитесь — сейчас вылетит птичка!

ххх

Сова принесла Гарри и Рону ответ от подруг в конце обеда. Гарри отодвинул тарелку, торопливо отвязал большой розовый конверт от совиной лапы и безуспешно попытался разорвать его - пальцы парня при этом нервно дрожали.

- Ну, что они пишут?! - Рон попытался заглянуть Гарри через плечо.

- Да погоди, Рон! - с третьей попытки Гарри справился с конвертом. - Тут не письмо, тут... фото... Проклятье! Малфой, ты мразь!

В конверте действительно было большое красочное колдофото Гермионы и Джинни - движущийся снимок прекрасного качества, показывавший даже мельчайшие родинки, веснушки и поры на коже девушек. Гермиона и Джинни лежали на грязном полу, задрав ноги и выставив на обозрение то, что между ног. Гермиона запускала три пальца меж полураскрытых половых губ в своё свежеоттраханное влагалище, а потом слизывала с пальцев собранную сперму. Рядом Джинни ковырялась двумя пальцами в своём растянутом анусе, и так же затем обсасывала эти пальцы. На груди у каждой девушки чернело тату: «Не еблась уже 6 минут. Ебать в рот, пизду и жопу МОЖНО».

Но больше всего на фото парней поразило другое. Гермиона и Джинни смотрели в камеру припухшими глазами без проблесков радости, но в те моменты, когда гриффиндорки не облизывали пальцы, их губы растягивались в широких, неестественных, клоунских улыбках. Всё это выглядело почти кощунственно.

Гарри покраснел от гнева, кровь шумела у него в ушах. Он слышал, как Рон что-то сдавленно ему говорит, но не мог понять ни единого слова.

- Хватит пялиться на эту мерзость! Отдай! - Рон выхватил у Гарри фото и хотел разорвать, но заметил строчки на обороте. - Тут с другой стороны записка, это почерки Гермионы и Джинни! Они пишут...

И Гарри с Роном прочитали письмо, написанное аккуратным почерком Гермионы и более размашистым почерком Джинни. Некоторые буквы были слегка смазаны — в тех местах, где на бумагу упали слёзы:

«Привет дрочерам Хогвартса от рабынь Хогвартса!

Дорогие Гарри и Рон, любимые, вы не представляете, как рады мы были получить ваше письмо. Мы очень боялись, что вы не сможете принять того, что мы наконец-то нашли своё призвание и раскрылись как озабоченные бляди. Как мы рады были узнать, что вы ни в чём нас не вините! Отныне мы сможем торговать пиздой, жопой и ртом с лёгким сердцем. Милые, спасибо вам за это.

Гарри, Рон, любимые - мы хотим вас хоть как-то отблагодарить за ваше великодушие. Драко думает, что вам понравилось подглядывать, когда нас трахали все старшие слизеринцы (он что-то говорил о пятнах спермы на изнанке мантии-невидимки).

Поэтому в знак нашей любви мы высылаем вам наше самое свежее фото - сделано всего несколько минут назад. Видите, какие мы на нём счастливые? Это потому, что нас только что опять хорошо отъебали. Любимые, мы надеемся, что вы порадуетесь за нас и даже будете онанировать на эту фотку долгими одинокими ночами, чтобы подтвердить почётное звание главных дрочеров Хогвартса.

Целуем (слегка обвафленными губами) и любим, ваши Гермиона Грейнджер и Джинни Уизли, рабыни Хогвартса.

P.S. Раз вам так понравилось подглядывать, то смотрите на сегодняшем ЗОТИ внимательней за слизеринцами, и снова увидите, какие мы стали умелые шлюхи))».

- Трижды в жопу ёбаный Мерлин! - сказал Рон. - Что этот ублюдок с ними опять сделал? И что он задумал на ЗОТИ?

- Минус десять баллов с Гриффиндора за вашу ругань, мистер Уизли, - бросил проходивший мимо Слизнорт.

Рон едва не приложил Слизнорта заклятьем в спину, но Гарри его удержал:

- Нам сейчас не надо ещё больше отработок! Этим мы Гермионе и Джинни не поможем. Ничего, сегодня последний день отработок, а потом будет время и возможности помешать Малфою...

Он посмотрел в сторону слизеринского стола, где Гермиона и Джинни сидели рядом с Малфоем и Паркинсон, склонив головы. Малфой поймал его взгляд, ухмыльнулся и исподтишка показал гриффиндорцам фак, а Пэнси плюнула Гермионе в кружку.

Гарри отвёл глаза.

ххх

- Мы уже говорили об опасных магических существах и тёмных заклинаниях, - начала занятие по ЗОТИ Тонкс, - но ещё не рассматривали тёмные, запрещённые зелья. Сегодняшняя тема — как раз такое зелье. Сучий мускат.

Гойл услышал знакомое слово и громко заржал. По классу пошли смешки.

- Минус пять баллов с Слизерина, Гойл, - сухо сказала Тонкс. - Вам что, десять лет? Тут нет ничего смешного. Сучий мускат — весьма опасное зелье.

Гарри с Роном слушали Тонкс вполуха — их мысли витали далеко. Они очень хотели увидеть Гермиону и Джинни, но их вообще не было видно в классе, хотя раньше гриффиндорки несмотря ни на что не пропускали занятий. Волей случая Гарри с Роном оказались одни в самом левом ряду парт — другие гриффиндорцы уселись за крайний правый ряд, а слизеринцы обосновались в центральном ряду. С их стороны до парней доносились смешки и шепотки — Гарри с Роном пару раз уловили слова «шлюхи... рабыни». И ещё какие-то приглушённые звуки — чмокающие, будто кто-то украдкой сосал леденец.

- Где они могут быть? - шёпотом спросил Рон у Гарри.

- Не знаю, - ответил Гарри. - По крайней мере, раз Малфой с дружками здесь, а Гермиона и Джинни нет, он не может прямо сейчас делать с ними чего-то плохого. Но мне не нравится, что слизеринцы такие весёлые...

- Сучий мускат — это зелье, высвобождающее самые тёмные инстинкты человека, превращающее его на время в сексуального маньяка, - продолжала лекцию Тонкс. - Это летучее зелье, которое моментально переходит в пар при контакте с воздухом, попадает в лёгкие и начинает действовать...

- Проверь по карте, - сказал Рон.

Гарри украдкой развернул Карту Мародёров.

- Что за?..

Судя по карте, Гермиона и Джинни всё-таки были в кабинете. Их точки сливались с точками Малфоя и Паркинсон, и рядом были надписи: «Орал» и «Куни».

Гарри повернул голову к Малфою. Тот кинул через проход записку. Гарри развернул её и прочитал:

«Поттер, Уизли, спасибо за мантию-невидимку, очень полезная вещь. Ваши подруги-блядуньи как раз решили её опробовать в своей грязной работе. Смотрите и дрочите».

Малфой и Паркинсон неприятно улыбнулись, Малфой опустил руку под парту и приподнял край мантии-невидимки, показывая спрятанных под ней гриффиндорок.

- Ёб... - Гарри едва сдержал возглас.

Прямо на уроке, под партой, в паре метров от Гарри и Рона Джинни Уизли на коленях отсасывала Драко Малфою, насаживалась горлом на его член, давилась его длинным хуем. Бок о бок с ней Гермиона Грейнджер уткнулась лицом между ног Пэнси Паркинсон и отлизывала ей вагину, засовывая язык глубоко в мокрую пизду слизеринки. От глаз других учеников и Тонкс гриффиндорок скрывала только столешница парты и полуоткинутая мантия-невидимка.

Рон привстал, Гарри крепко сжал в руке палочку. Видимо, выражения их лиц напугали даже Малфоя, который тут же кинул через проход вторую записку:

«Не вздумайте устроить сцену. Если что, Грейнджер и Уизлетта подтвердят, что сами захотели тайком сделать удовольствие ротиком для настоящих чистокровных магов. А вы отправитесь ещё на недельку отработок».

Гарри с Роном опустились назад на скамьи. Гермиона и Джинни, на секунду оторвавшись от члена Малфоя и влагалища Паркинсон, повернули к Гарри и Рону свои заплаканные, горящие лица. Они переглянулись с парнями и тут же отвернулись, вернувшись к работе, но Гарри с Роном успели увидеть в стыдливых взглядах девушек слишком много боли и горечи.

ххх

- Сучий мускат бывает двух разновидностей — ярко-розовое или чёрное зелье, - до спрятавшихся под партой Гермионы и Джинни доносился голос Тонкс. - По отдельности они не могут причинить вреда. Но если человек под действием чёрного зелья встретит человека под действием розового зелья, он почувствует к нему такое неодолимое половое влечение, что дело наверняка закончится изнасилованием. Сами понимаете опасность таких...

Джинни не слушала — она ласкала ртом твёрдый стояк Малфоя, сходя с ума от стыда и страха. Когда Малфой объявил рабыням, что сегодня они будут удовлетворять слизеринцев прямо на занятии, Гермиона чуть не лопнула от возмущения — с её уважением к учебному процессу такая идея казалась особенно отвратительной. Джинни приняла приказ спокойнее — уж лучше отсос Малфою, даже в таких опасных условиях, чем очередное групповое изнасилование. Она надеялась, что в присутствии Тонкс Малфой не осмелится на что-то большее.

А он осмелился — показал всё Гарри и Рону. Когда Малфой приподнял мантию, Джинни в испуге взглянула в ту сторону, с которой её больше ничто не прикрывало — и увидела своего любимого и брата. Такими подавленными и ошеломлёнными Гарри и Рона она не видела даже на похоронах Дамблдора и Фреда. Оно и понятно — не каждый день видишь свою сестру или девушку с хуём врага во рту. А сама она — ну, если бы люди могли сгореть со стыда в буквальном смысле, от Джинни бы уже остался только пепел.

Рядом с ней тихо вскрикнула Гермиона, тоже заметив парней. Конечно, она теперь знала из их письма, что Гарри и Рон уже видели её голой, оттраханной и обкончанной во время оргии в слизеринской гостиной. Но узнать о таком впоследствии — совсем не то, что знать, что ты прямо сейчас лижешь пизду слизеринской извращенки на глазах у своего парня и лучшего друга.

«И раз они смотрят и не останавливают Малфоя, значит, они тоже не знают, как нас вытащить», - констатировала Гермиона. На другое она особо и не надеялась, но всё равно по мокрой от выделений Пэнси щеке в очередной раз скатилась слеза. Гермиона мотнула головой — ей надо быть сильней, надо пока не отвлекаться на Гарри и Рона...

«Надо поскорей довести до оргазма Паркинсон, чтобы это всё закончилось», - подумала Гермиона, вновь целуя взасос пизду слизеринки. Вагина Пэнси запульсировала на губах Гермионы. Рядом Джинни пришла к тому же выводу и, подавив рвотный рефлекс, пропустила длинный член Малфоя глубоко в горло. Яйца Драко стукнули об её подбородок. Джинни плакала, задыхалась, давилась, но не сбавляла темп и насаживалась ртом на хуй Малфоя, пока он не кончил ей струёй спермы прямо в глубокую глотку. Только тогда она облизала губы и отдышалась. Через пару минут Пэнси вдавила лицо Гермионы в своё влагалище и кончила под её языком со сдавленным стоном.

- Вам плохо, мисс Паркинсон? - спросила Тонкс, прервав лекцию.

- Наоборот, очень хорошо, профессор, - улыбнулась Пэнси.

Слизеринцы опять заржали.

Когда Малфой накинул на Гермиону и Джинни мантию-невидимку, они решили, что их очередное испытание кончилось. К сожалению, они опять ошиблись.

- Хорошая работа, шлюшки, - шепнул Драко. - Быстро учитесь. Теперь переползайте под следующую парту и покажите ваши... оральные таланты Гойлу и Булстроуд. И не забудьте приподнять мантию, чтобы наши дрочеры Хогвартса полюбовались. Я думаю, к концу занятия они точно обкончают себе трусы!

ххх

- Есть информация, что В-Волан-де-Морт задумывал использовать большое количество сучьего муската против защитников Хогвартса в последней битве, - говорила Тонкс. - Люциус Малфой доставил своему господину три ёмкости этого зелья. Мистер Малфой заявил, что не знает, как Волан-де-Морт распорядился этими ёмкостями. Некоторые считают, что зелье спрятано где-то в окрестностях Хогвартса, но точно это никому не известно, - Тонкс пристально посмотрела на Драко, но тот принял самый невинный ангельский вид. - Теперь рассмотрим... Поттер, Уизли, вы слушаете? Что вы там рассматриваете у мистера Нотта и мисс Гринграсс?

- Извините, профессор, - буркнул Гарри.

За последние сорок минут он видел столько, что ему было не до лекции. Сначала они с Роном увидели, как Малфой кончил в рот Джинни, а Гермиона довела до оргазма Паркинсон. После этого гриффиндорки снова спрятались под мантией. Гарри облегчённо выдохнул, но вскоре на карте точки с именами девушек переместились к другой парте. Рон выругался. Гарри повернулся и замер. Он не хотел смотреть, но не мог оторвать глаз от увиденнного:

Их девушки под партой Гойла и Булстроуд. Гермиона, до предела разевая рот, пытается буквально трахать своё горло толстенным членом Гойла. От напряжения на лбу Гермионы выступает пульсирующая вена, слюна стекает по подбородку и капает на прозрачную блузку. Она пытается сосать быстро и без остановок, но задыхается, заглатывая толстый хуй. Ей приходится иногда выплёвывать блестящий от слюны член, чтобы отдышаться, но Гойл каждый раз своей ручищей снова насаживает её рот на свой стояк.

Голова Джинни зажата между толстых ляжек Милли. Лицо гриффиндорки просто расплющено о жирную, заросшую и наверняка неподмытую пизду слизеринки. Миллисента течёт почти как настоящая жертва сучьего муската, лижущей Джинни приходится постоянно сглатывать её выделения и морщиться от их запаха и вкуса. К тому же, у неё во рту уже полно жёстких лобковых волос слизеринки.

Гойл и Милли кончают бурно и обильно. Гермиона слишком торопится выплюнуть член Гойла, и последний залп его кончи попадает ей на лоб. Впрочем, она тут же пальцами собирет капли спермы и всё проглатывает. Джинни тщательно облизывает припухшие губы, к её мокрому лицу прилипли её рыжие пряди и тёмные волосы Милли. Снова рабыни и их парни встречаются взглядами, и снова гриффиндорки сокрушённо отворачиваются. Потом их скрывает мантия, и они перебираются под парту к Тео Нотту и Дафне Гринграсс.

Рон делает им угрожающие знаки. Нотт смотрит равнодушно, Дафна — со смущением, но никто из них не останавливает рабынь. Гарри и Рону приходится откинуться назад и выгнуть шеи, но им всё равно не особо видно то, что происходит под столешницей. Судя по надписям на Карте Мародёров, Джинни досталось отсасывать Нотту, а Гермионе — опять подлизывать Дафну. По крайней мере, у Нотта член меньше, чем у Гойла, а Дафна лучше Миллисенты следит за гигиеной промежности. Не то чтобы это сильно утешало парней и рабынь.

Тонкс всё что-то говорит, но её голос доносится до Гарри и Рона как из другого мира. Их душит ярость, им стыдно, и их давно вставшие члены готовы порвать ширинки.

Наконец Гермиона и Джинни переползают под последнюю парту — к Трейси Дэвис и Блейзу Забини. Блейз опускает руку под столешницу, но Трейси останавливает его. Она смотрит на Гарри и Рона, отрицательно мотает головой и шепчет одними губами: «Мы не будем». Кажется, Гермиона и Джинни действительно избегают четвёртого за урок орального изнасилования, потому что на карте не появляется надписей, а остаток лекции Трейси и Блейз о чём-то спорят на пониженных тонах.

Точки с именами гриффиндорок на карте опять ползут к парте Малфоя и остаются под ней. Рядом с надписями «Гермиона Грейнджер» и «Джиневра Уизли» появляются две надписи «Мастурбация». Гарри и Рону остаётся только смотреть и ждать. Когда Малфой снова откидывает с девушек мантию, парни видят Гермиону и Джинни, которые сидят под партой на корточках, задрав юбки (впрочем, задирать особо и нечего). Они расставили ноги, показывая Гарри и Рону свои припухшие щёлки. Обе девушки яростно мастурбируют свои влагалища, трут проколотые клиторы, запускают пальцы вовнутрь. Гриффиндорки дрочат, чтобы снять возбуждение, разлившееся по их телам после орального секса. Закусив губки, Гермиона и Джинни по возможности тихо кончают, и снова мантия скрывает их.

- Надо что-то делать, что-то делать, - как мантру повторяет Рон.

- Что, например? - спрашивает Гарри.

- Ну это... оно самое... то есть... А, мы можем рассказать Тонкс!

- А она поверит? И не сделает так, что Джинни и Гермионе станет ещё хуже?

- Если кто из учителей и поверит, то она. Я ей больше доверяю. И потом она знает все эти тёмномагические штуки, может подсказать что-то полезное...

- Убедил, - кивает Гарри.

ххх

После конца занятия Гарри и Рон подошли к Тонкс.

- Молодым негодникам надо на отработку, - остановили их Перверт и Монгрел.

- У них отработка со мной, - отрезала Тонкс.

- Но мистер Филч... - попробовал возразить Перверт.

- Филч может сам по четвёртому разу надраить пол, - ответила Тонкс, и её волосы окрасились в раздражённый красный оттенок. - Я беру эту отработку себе.

С ворчанием Перверт и Монгрел подчинились и с хлопком исчезли.

- Эти два домовика действуют мне на нервы, - сказала Тонкс.

- Нам тоже, - ответил Рон.

- А с вами отдельный разговор, - нахмурилась Тонкс. - Я понимаю, что вы победили Волан-де-Морта, но могли бы хоть из вежливости слушать на лекции, я, кстати, важные вещи говорю. И что это за история, когда вы голые попытались вломиться в гостиную Слизерина?

- Мы не были голые, мы были просто без штанов! - возмутился Рон.

- И мы не пытались вломиться, мы оттуда наоборот уходили, - сказал Гарри.

Тонкс покачала головой:

- Это сильно меняет дело. И что же вы делали на чужом факультете ночью без штанов? - она наклонилась к парням, в очередной раз показывая, что носит мантию только на голое тело. Гарри и Рон с трудом оторвались от вида её сисек.

Парни замялись и переглянулись. Гарри заговорил первым:

- Обещай, что никому не скажешь. Случились страшные вещи, в которые сложно поверить, и я не знаю, как всё исправить...

Гарри с Роном, заминаясь и спотыкаясь, рассказали всё.

Как в Хогвартс-экспрессе они видели двух девушек, лизавших Паркинсон и Булстроуд, пока Малфой и Гойл долбили их задницы.

Как в одном из школьных туалетов им хорошо отсосали, и Гарри с Роном гадали, кто же эти новые шлюхи Хогвартса.

Как Гермиона и Джинни показывали им свои оттраханные дырки со следами спермы и просили Гарри и Рона больше не беспокоить их.

Потом Гарри и Рон подошли к главному — оргии в гостиной Слизерина, где на их глазах Гермиону и Джинни пороли, заставили заниматься сексом друг с другом, где гриффиндорок изнасиловали все старшие слизеринцы и слизеринки, где на них спустили мелкие слизеринские дрочеры...

Где Гарри с Роном узнали про контракт.

Они рассказали всё, что видели и слышали в гостиной Слизерина и потом, опустив только имя Блейза. Тонкс мрачнела с каждым новым словом, её волосы из розовых стали почти чёрными. Когда они дошли до описания сегодняшнего урока, Тонкс не выдержала:

- Прямо здесь и сейчас... Вот бляди! Это я про мелкого Малфоя и его дружков, а не про Гермиону и Джинни, конечно, - пояснила она.

- И мы не знаем, как им помочь! - яростно воскликнул Рон, ударив кулаком по парте. У парты подломилась ножка.

- Спокойно, Рон, - сказала Тонкс. - Я понимаю, что Гермиона и Джинни попали в весьма плохую ситуацию, но...

- У тебя прелестная манера говорить о проблемах, Тонкс! - взорвался Рон. - Гермиона и Джинни попали в весьма плохую ситуацию. Авада Кедавра весьма вредна для здоровья. Стая голодных взбесившихся драконов была весьма невежлива к людям...

- Рон, мы тебя поняли, - перебил его Гарри. - Тонкс, ты нам веришь?

- Верю, - кивнула розоволосая ведьма. - Мы с профессорами не слепые — мы обсуждали, что Гермиона и Джинни резко изменились и не в лучшую сторону. Мы даже тайком проверили их на Империус, Конфундус и разные подобные штуки, но ничего не нашли. В итоге Слизнорт убедил нас, что вашим подругам просто слегка снесло башню на радостях после победы в войне. Про рабский контракт я, конечно, и не подумала...

- Но теперь мы знаем, что Малфой их принуждает именно с помощью контракта, - сказал Гарри. - Что это нам даёт?

- Мне жаль, Гарри, но почти ничего, - сочувственно сказала Тонкс. - Для начала, трудно доказать, что контракт вообще существует — вы его даже не видели, вы только слышали о его существовании. Во-вторых, раз контракт вообще действует, значит, Гермиона и Джинни подписали его добровольно. И раз так, мы никак не можем его оспорить.

- Подписали добровольно? - неверяще переспросил Рон. - Они этого хотели?

- Нет, ты что, - ответила Тонкс. - Это значит только, что они подписывали его не под Империусом или чем-то подобным, то есть в здравом уме. Может, из них выбили подписи обманом, шантажом или даже Круциатусом. Если так, то мы можем попробовать пригрозить хорьку — или он отправится в Азкабан, или отпустит Гермиону и Джинни.

Рон заметно приободрился, но Гарри оставался мрачен:

- Они всё лето жили с нами в Норе. А потом на часик смотались в Косой переулок и вернулись уже... другими. Я не думаю, что Малфой мог бы успеть что-то провернуть за этот час, Тонкс... Эй, Тонкс, очнись!

- Извини, - ответила метаморф, вынырнув из раздумий. - В моей бестолковой голове крутится какая-то мысль. Помнишь, я говорила вам про кражу сломанного маховика времени? Так вот, мы виноватых не нашли, но пара подозреваемых есть. И про этих людей известно, что им случалось работать на Люциуса Малфоя.

- Я не совсем понимаю... - начал Гарри.

- Не перебивай, - взмахнула руками Тонкс. В волнении она вскочила и прошлась пару раз по комнате, трижды споткнувшись на ровном месте. - Я помню твой рассказ про конец третьего курса. Тебя почти поцеловали дементоры, но появился чей-то Патронус, и ты выжил. Ты выжил и отправился в прошлое, и сам отогнал от другого «себя» дементоров этим самым Патронусом. У кольца времени нет конца.

- Но ведь похищенный маховик сломан, - сказал Гарри. - Ты говорила, что в нём осталось слишком мало силы, чтобы отправить человека в прошлое.

- Слишком мало силы для человека! Но если в прошлое отправилось кое-что поменьше? Если Гермиона и Джинни ещё не подписали контракт, и им только предстоит это сделать? - воскликнула Тонкс. - Нам срочно надо в Азкаб...

Дверь в кабинет тихо приоткрылась.

- Ступефай!

Красный луч вылетел из ниоткуда в спину Тонкс. Она упала без чувств.

- Ступефай! Экспеллеармус! - сразу отреагировали Гарри с Роном, кинув заклятия в то пустое место, откуда атаковали Тонкс. Скрытый противник увернулся, но при этом с него слетела мантия-невидимка.

- Круцио! - заорали Гарри и Рон. Лучи пыточного проклятья поразили Драко Малфоя, и он с воплем упал на пол — глаза выпучены, рот разорван криком. Он орал и бился в судорогах, и его крики звучали музыкой для парней.

- Нравится, хорёк? А Гермионе и Джинни было хуже! - кричал Рон. Малфой уже бился затылком об пол и визжал душераздирающим фальцетом. - Получай, ёбаный ты...

- Ступефай! - нестройно, через силу, с отчаяньем крикнули появившиеся в дверях Гермиона и Джинни.

Заклинание Гермионы ударило Рона, и одновременно выпущенный Джинни луч настиг Гарри. Оба парня рухнули без сознания.

ххх

Гермиону и Джинни трясло. Им пришлось защитить ненавистного Малфоя, напав на своих парней. Они знали — день не мог стать хуже.

А потом Драко Малфой поднялся с пола, и они поняли — день станет ещё намного хуже. Малфоя тоже трясло — от боли и ярости.

Рабыни не успели ничего сказать — он влепил Гермионе хорошую звонкую пощёчину, и тут же другую — Джинни, чья голова от удара смешно дёрнулась. Джинни заплакала, Гермиона тоже плакала, потирала горящую щёку и быстро соображала:

«Чего Малфой с нами только не творил, но сам не распускал рук. Он очень, очень зол. Помоги нам Мерлин, Моргана, Боже, кто-нибудь».

Малфой отлевитировал оглушённых Гарри и Рона в дальний угол кабинета и уронил их на пол, стараясь приложить побольнее. Потом он сделал несколько глубоких вдохов и слегка успокоился.

- Я, кажется, велел вам напасть на ваших дрочеров, как только я обезврежу эту розоволосую блядь, - сказал он тихим и страшным голосом. - Вы целых тридцать секунд смогли противиться приказу? Как по-гриффиндорски, как бесмысленно, как дорого это вам обойдётся.

- Ты лучше подумай, как дорого тебе обойдётся нападение на профессора, - не выдержала Гермиона.

- Я? Я невинен, как ты до перепихона с Уизелом, - пожал плечами Малфой. - Обливэйт! Обливэйт! - он кинул в Гарри и Рона заклятиями забвения. - Теперь они не вспомнят ни атаки, ни разговора о контракте и причудах времени. Так что это не мне придётся отвечать за нападение, а вам за изнасилование профессора.

- Мы не насиловали Тонкс, - сказала Джинни.

- Строго говоря, мы вообще никого никогда не насиловали, - твёрдо сказала Гермиона.

- Сейчас изнасилуете. Такому несложно научиться, я живое подтверждение этого, - улыбнулся Малфой как маньяк. - Наша профессор сунула нос не в своё дело, но я воспользуюсь этим, чтоб перевести план отца в финальную стадию. А за ваше упрямство вам будет отдельная награда... Перверт, Монгрел!

Два скрюченных домовика возникли из ниоткуда.

- Мастер Драко! - радостно вскрикнули они.

- Мастер Драко? - переспросила Гермиона.

- Это домовики нашей семьи, - лениво сказал Малфой. - Их конфисковали в пользу школы после ареста отца, но они всё равно мне преданы. И они последнюю неделю сообщали мне о каждом чихе Поттера и Уизела. Сегодня они предупредили меня, когда ваши дрочеры заговорили с этой Нимфадорой... или Нимфоманкой... как её там. За это я награжу их — всегда хотел посмотреть на секс грязнокровки и домовика. Трах уродливых животных — мерзко, но по-своему очень гармонично.

- Домовики не уродливые животные, - отрезала Гермиона.

- Вообще я имел в виду тебя и Уизлетту, Грейнджер, - пояснил Малфой. - Но домовики немногим лучше.

- Мастер Драко, - поклонился Монгрел, - благодарю вас за щедрость, но жалкие твари домовики недостойны спать даже с грязнокровками.

- Это Гермиона Грейнджер и её подруга, - объяснил Драко.

Объявление имело неожиданный эффект.

- Тёмная леди! - завизжал Перверт.

- Та-чьи-вещи-нельзя-подбирать! - вторил Монгрел. Оба домовика готовы были бухнуться в обморок.

- Да спокойно, идиоты! - сказал Драко. - Ваш великий хозяин покорил эту страшную грязнокровку и её подругу — предательницу крови. Теперь они беспомощны, и вы можете отомстить им за их злые дела.

Домовики переглянулись, и их сморщенные рты растянулись в злых улыбках.

Гермиона не находила слов от удивления и возмущения:

- Но я боролась за ваши права, я помогала вам! Это несправедливо, что ваш рабский труд никак не вознаграждается! Вам нужна социальная защита...

- Хватит, Гермиона, - попросила Джинни. Она заметила, что домовики разозлились ещё больше от такой речи.

- Поздравляю, Грейнджер, - глумливо сказал Малфой. - Ты боролась-боролась и оказалась по уши в Г.А.В.Н.Э. Стала персональной Тёмной леди этих уродцев. Ни одно доброе дело не остаётся безнаказанным. Теперь ты видишь, как эти существа ценят твою заботу?

- Злая грязнокровка пыталась лишить недостойных домовиков счастья служить их великим хозяевам! - визжал Перверт. - Честные домовики так вздрючат грязнокровку и её подружку, что они никогда не посмеют творить больше свои злодейства!

Оба домовика скинули грязные наволочки, которые им заменяли одежды. Голыми они были ещё уродливей — желтоватые, жилистые, морщинистые тела. Но Гермиона сначала заметила другое:

- Да у них члены не меньше чем у Малфоя!

- Я сделаю вид, что считаю это комплиментом, - сухо сказал Драко.

Действительно, хуи домовиков - длинные, узловатые, покрытые каким-то жёлто-белым налётом - уже наливались кровью и вставали. Гермиона не преувеличила их размеры — при маленьком росте домовиков было непонятно, как они вообще держат равновесие с такими членами наперевес.

- Но это анатомически абсурдно, - пыталась убедить неизвестно кого Гермиона. - Зачем такие пенисы таким маленьким созданиям?

- Это магия, Гермиона, - печально сказала Джинни. Она и раньше слышала о размерах членов домовиков, и теперь больше волновалась о том, что ей и Гермионе из-за этой особенности предстоит ещё одно тяжёлое изнасилование.

- Юный натуралист в тебе проснулся удивительно не вовремя, Грейнджер, - сказал Малфой. - Ты даже таких простых вещей не знаешь о домовиках — что ж, сейчас ты их узнаешь получше с новой стороны. Они ваши, мои уродцы, - кивнул он Перверту и Монгрелу.

Перверт подпрыгнул и повис на лице Гермионы, вцепившись в каштановые кудри и обхватив ногами шею девушки. Рядом сморщенная тушка Монгрела так же оседлала голову Джинни. Гриффиндорки вскрикнули, в их носы ударил кислый несвежий запах. Гермиона и Джинни поняли ещё одну вещь про домовиков — регулярные купания явно не входили в правила жизни этих созданий.

Драко запер дверь и наложил заглушающие чары. Он оставил рабынь домовикам и подошёл к оглушённой Тонкс, сказав:

- Энервейт! Петрификус Тоталус!

Глаза Тонкс распахнулись. Если бы люди убивали взглядом как василиски, Малфой бы умер на месте тысячу раз. Но одного взгляда мало, а Тонкс почти не могла пошевелить ни одной мышцей.

Малфой рывком сорвал мантию, оставив розоволосую девушку совершенно голой. Он перевернул её на спину, с вожделением осмотрел её подтянутое стройное тело, помял упругие сиськи, почувствовал под ладонями острые ядовито-розовые соски и скользнул пальцами ниже — к полоске розовых лобковых волос, к влагалищу и анусу.

Запуская пальцы в промежность Тонкс, он смотрел ей прямо в глаза и наслаждался её бессильной яростью.

- Кузина, надо признать, ты прекрасно выглядишь для жалкой полукровки и подстилки оборотня. Видимо, блэковская порода своё взяла. Ты не вспомнишь, что это именно я выебал тебя, кузина, но всё остальное будешь помнить, - прошептал Малфой Тонкс и резко вставил палец в вагину ведьмы. Тонкс слегка дёрнулась.

- Да, тебе неприятно, в твоей пизде сухо как у дракона в пасти, а жопа.. - Малфой попробовал протиснуть палец сквозь тугой, крепко сжатый сфинктер Тонкс. Та дёрнулась чуть сильнее.

- О, да в жопе ты, кажется, целка? Неужто этот зверь, твой дохлый оборотень, тебя не разу ебал в зад? Тебе же хуже. Я слышал, что дырки метаморфов могут невероятно растягиваться, и сегодня я проверю, насколько правдивы эти слухи, - шептал Малфой. - Когда мы закончим, в твоей пизде и жопе можно будет спрятать все квиддичные биты этой школы разом!

Он скинул мантию и качнул перед лицом Тонкс своим длинным членом. За его спиной раздавались судорожные вдохи, причмокивания, звуки сдерживаемой рвоты — домовики, повисшие на лицах девушек, уже долбили глотки Гермионы и Джинни своими массивными, узловатыми, немытыми членами.

Гермиона ничего не видела — обзор ей закрыла навалившаяся на лицо тушка. Перверт каждым толчком вгонял свой хуй ей чуть ли не до миндалин. Она за последние дни пробовала много членов — чистых, грязных, побывавших в её же пизде и жопе или пизде и жопе Джинни, но хуй домовика был самым отвратительным на вкус — будто Гермионе в горло раз за разом вгоняли палку протухшей колбасы. Она судорожно вдыхала носом, но и там в ноздри лез кислый запах немытого тела.

Монгрел был не нежнее с Джинни — он шлёпал всем тельцем о её лицо, трахая рот рыжей гриффиндорки в бешеном темпе, и орал:

- Монгрел и Перверт, честные домовики, воины света! Мы порвём рты Той-чьи-вещи-нельзя-подбирать и её подруги, чтобы они больше не говорили своё зло!

Джинни сосала, давилась и сглатывала слюну с мерзким привкусом эльфийского члена. Они с Гермионой силились не сблевать только потому, что догадывались — Малфой заставит их и рвоту убирать языками.

Малфой тем временем расколдовал рот Тонкс. Та не стала сдерживать чувств:

- Блядский сраный хорёк! Ты заплатишь, Малфой. Ты будешь гнить с папочкой и тёткой в Азкабане, и я подкину к вам в камеру пару дементоров! Ты сожрёшь собственный гнилой хуй и запьёшь мочой кентавра, а потом...

Тонкс выкрикивала ругательства, и её волосы в порыве чувств переливались всеми цветами радуги. Малфой укоризненно нахмурился:

- Разве можно так материться при учениках, профессор Тонкс? Придётся занять твой грязный рот, кузина. И если я хоть раз почувствую твои зубы, Грейнджер и Уизлетта сегодня же окажутся в самом грязном борделе Лютного!

Он валетом лёг на Тонкс — пахом к её лицу — и без подготовки загнал свой бледный, тонкий, но длинный пенис между губ розоволосой ведьмы. Глубокими частыми фрикциями он стал ебать её рот, будто бы пизду последней бляди. Тонкс замычала и захрипела.

- Да! Да! - Драко резко двигал тазом, - какой горячий рот! Грейнджер и Уизлетта неопытные шлюшки, а ты блядь с опытом, кузина. Ты потечёшь от одного вкуса члена настоящего чистокровного мага.

Внезапно Тонкс стала меняться. Её волосы посветлели, грудь уменьшилась, черты лица утончились, когда она приняла облик Нарциссы Малфой. Драко вдруг обнаружил, что лежит на собственной матери, которая заглатывает его хуй и с удовольствием причмокивает. Он подскочил как ошпаренный. Тонкс хрипло рассмеялась.

- Ну куда же ты, сыночек? - голосом Нарциссы просюсюкала Тонкс. - Покажи маме, как ты её любишь. Покажи, какая у тебя большая выросла пиписька. Мама пососёт твой членик. Твоя мамочка привыкла сосать у всех Пожирателей смерти, она сделает тебе хорошо, - Нарцисса-Тонкс призывно облизнула губы. - Чистокровные извращенцы вроде тебя вечно трахают то матерей, то сестёр, то дочерей, чтобы не разбавлять кровь.

Драко ударил её по лицу, но Нарцисса-Тонкс продолжала улыбаться разбитыми губами:

- Бей маму, сынок. А лучше выеби. Ваша больная малфоевская семейка должна трахать друг друга не портить нормальных людей...

- Фрозенформ! - крикнул Драко. Синий луч ударил в Тонкс, она со стоном вернулась в свою привычную форму, и никак уже не могла её поменять.

- Да, я знаю эти чары, - гневно сказал Драко. - Ты заперта в своём обычном облике, подстилка оборотня. Ты можешь менять только размер своих дырок для траханья. Правда, эти чары питаются твоей же магией, так что тебе грозит магическое истощение, но мне, честно говоря, поебать на это. Эй, уродцы, ко мне!

Перверт и Монгрел неохотно бросили орально насиловать гриффиндорок и спрыгнули с их лиц. Гермиона и Джинни попытались отдышаться — покрасневшие, с выпученными глазами, с каким-то жёлто-белым налётом на губах. Они высунули языки и стали скрести их пальцами, пытаясь снять омерзительный привкус выделений домовиков.

- Уродцы, заткните этой розоволосой шлюхе рот — одновременно! Пусть решит, вкуснее ли ваши члены, чем хуй оборотня.

Перверт и Монгрел набросились на Тонкс. Та попыталась закрыть рот, но Перверт щёлкнул пальцами, и челюсть Тонкс отвисла.

- Гермиона, Джинни, держитесь, не подписывайте контр... - успела крикнуть Тонкс, но тут Монгрел пропихнул свой покрытый желтоватый слизью хуй ей за правую щёку. Тут же Перверт стал втискивать и свой вонючий член ей за левую щёку. Чтоб её губы не порвались, Тонкс пришлось сделать их шире — член Перверта уместился, и рот розоволосой ведьмы оказался широко растянут на двух хуях. Головки эльфийских членов выпирали сквозь щёки ведьмы, придавая Тонкс лёгкое сходство с хомяком.

ххх

Гермиона и Джинни сочувственно смотрели на Тонкс — они знали, какую вонь ей она сейчас чувствует. В то же время они были рады, что теперь не им приходится сосать домовикам. Радость была недолгой.

- Леди, вы хорошо научились подставлять свои пёзды и жопы, хотя и не особо полюбили эту работу, - сказал Малфой. - Но я щедр и справедлив, так что пора и вам выебать кое-кого. Эта женщина — блядь ещё похуже вас. Пока вы торговали пиздой, она трахалась с вашими парнями. Пора ей вернуть вам должок.

- Нам больно, что Гарри и Рон изменяли с ней, но это не значит, что мы хотим мстить, - начала Гермиона.

Малфой взмахнул палочкой. Гермиона замерла. Её кожа стала как будто пластмассовой, контуры сгладились, и она стала уменьшаться. Она упала и превратилась в коричневый самотык — вибратор, верхушка которого была сделана в виде миниатюрной головы Гермионы.

Джинни закричала и бросилась к выходу. Заклятье Малфоя настигло её и так же обратило в фигурное дилдо — рыжее, с верхушкой в виде головы Джинни.

Малфой взял оба самотыка и не спеша подошёл к Тонкс. Та кряхтела и хрипела, обсасывая сразу два эльфийских члена как леденцы за обеими щеками. Но только теперь Драко увидел в её глазах испуг.

- Готовься, кузина, после этого ты долго сможешь ходить только в раскоряку, - предупредил Малфой. Тонкс замычала от боли через забитый вонючими членами рот, когда Малфой начал втискивать Дилдогермиону меж половых губок розоволосой ведьмы в её чувствительную вагину. Мычание стало намного громче, когда Малфой начал вкручивать головку Дилдоджинни сквозь узкое колечко сфинктера в девственный анал Тонкс.

Медленно, сантиметр за сантиметром, но непреклонно жёсткий пластик растягивал влагалище и анус Тонкс, причиняя большую боль. Тонкс всхлипнула и сдалась — она постаралась расслабить и расширить обе свои дырки. Податливое тело метаморфа подчинилось, и Гермиона с Джинни до конца проскочили в пизду и жопу Тонкс, заполнив её как никогда.

- Очень хорошо. А теперь — на размер побольше! - скомандовал Малфой.

Глаза Тонкс округлились от изумления и муки, когда самотыки внутри неё стали расширяться. Малфой рассмеялся. Сегодня его ждали важные дела, крутые перемены, и это изнасилование было всего лишь разминкой. Рабыни Хогвартса и представить не могли, что приготовили им Драко и Люциус.


Оцените этот эротический рассказ:        





Прокомментируйте этот рассказ:
Имя/псевдоним:
Комментарий:
Комментарии читателей рассказа:



 



Добавить рассказ
Напишите нам





 
 
 
     Пишет вам обаятельная девочка, почти ребёнок. Меня зовут Светлана, мне 18 лет я худенькая, хрупкая на первый взгляд девушка, но та история, что произошла со мной недавно, перевернула всю мою жизнь и я стала смотреть на жизнь по другому, и я знаю, что смогу выдержать любые испытания.
      Я возвращалась со школы домой раньше обычного, у ме... [ читать дальше ]
xStory.ru - эротические рассказы © 2006 напишите нам
 
Сайт xStory.ru не несет ответственности за содержание размещенных текстов, а только предоставляет площадку для публикации авторам. Тексты принадлежат исключительно их авторам (пользовательским никам). Содержание Сайта ни в коей мере не представляет собой какие-либо конкретные рекомендации или советы, которые могли бы склонить вас к принятию решения.