Эротические рассказы - xStory.ru
Лучшая коллекция эротических рассказов в Сети!
 
 
     Я начал дергать и тереть свою письку лет, наверное, с девяти. К одиннадцати я этим занимался уже вполне профессионально и не удивительно, ведь это было очень и очень приятно. После одиннадцати в мои интересы попали и другие части тела. Как-то, привычно лежа на диване, я дрочил свою небольшую еще пиписку, но понадобило... [ читать дальше ]
Название: Царицынская охота
Автор: Сочная Ксюша (sochnaja.xiusha2015@yandex.ru)
Категория: Эротическая сказка, Экзекуция, Подчинение и унижение
Добавлено: 06-04-2017
Оценка читателей: 5.50


Многие наслышаны о Царской и великокняжеской охоте Российской империи как о службе при дворе, в обязанности которой входила организация деятельности, связанной с поиском, выслеживанием, преследованием охотничьих ресурсов, их добычей, первичной переработкой и транспортировкой. Но мало кто знает о так называемой Царицынской охоте, которую впервые ввела Екатерина II. Причиной для создание неофициальной службы при дворе послужила Крестьянская война под предводительством Пугачёва 1773-1775 гг. В период с начала подавления крестьянских бунтов и до проведения казней и наказаний основных участников восстания, Екатерина II распорядилась распространить указ с пометкой для служебного пользования среди своих приближённых, не входящих в так называемую группу фаворитов. Иными словами о Царицынской охоте по большому счёту знали только фрейлины.

Группа из менее чем сотни опытных наездниц должны были развлекать Екатерину с выездом на место сражения, на котором тот или иной очаг восстания уже был успешно подавлен. Бунтовщики, примкнувшие к Пугачёву, в основной своей массе были озлобленными крестьянами, но вся их ретивость и спесь мгновенно улетучивались после подавления мятежа. Екатерина хотела преподать урок, как говорится, с перегибами на местах. И для таких перегибов как раз и были задействованы фрейлины, которые большую часть времени томились во дворцах. Их навыки верховой езды совершенствовались не в полевых условиях, а при дворе.

Развлекаться фрейлинам приходилось с придворными шутами, слугами, конюхами, постельными и прочей обслугой того времени. Девочки иногда встречались вместе за общим столом, например в обед, и любили продемонстрировать друг дружке свои наработки. Но вся их фантазия ограничивалась загоном какого-нибудь слуги под стол, где бедняжка вынужден был отлизывать себе милость фрейлины со всеми вытекающими. Екатерина наблюдала за всеми этими девчачьими играми с лёгкой долей умиления, но в перспективе этих наездниц нужно было выгуливать, чтобы девочки продемонстрировали свою боеспособность на подавленных бунтовщиках.

Поначалу их действия были слегка скованными. Прибыв на место, молодые наездницы учились у более опытных. Они осваивали технику спешивания с коня с последующим подчинением подавленного бунтовщика. Осёдланный бунтовщик хоть и был повержен, но продолжал демонстрировать злобу и выказывать неуважение к придворной персоне. Девочки приходили в ярость от такого хамства со стороны черни. Они какое-то время держали себя в руках и ждали одобрения от своих наставниц. И когда Екатерине доложили, что подавленным крестьянам нечем сопротивляться, она приказала начать охоту.

Безоружных бунтовщиков выпускали группами неподалёку от леса, чтобы те спасались бегством, но необразованная чернь не понимала, зачем ей убегать от молодых и красивых женщин и девушек. Тогда одна из наставниц дала команду одной из молодых но очень перспективных наездниц принудить бунтовщика к уважению и почтению. Девушка встала обеими ногами на седло и спрыгнула прямо с лошади на одного из оборванцев. Она была обута в кожаные сапожки, которые чуть не доходили до колен, а потом переходили в шнуровку. Эта шнуровка образовывала сетку, идущую по бёдрам и уходящую под кожаную юбочку. Верх девушки был облачён в обтягивающий топ со шнуровкой на спине.

Летящая сверху девушка сшибла правым бедром бунтовщика ударом в голову и приземлилась на ноги. Её юбочка успела задраться в полёте, и изумлённая чернь могла впервые в жизни увидеть специально сшитые трусики для Царицынской охоты. Фрейлина подошла к отползающему в сторону бунтовщику, подпрыгнула и со всего размаха села ему на лицо. Лицо бедняги всё ещё было отделено полоской ткани от придворной промежности. Одно было грязным, и фрейлина не решалась оседлать его так, чтобы доставить Екатерине удовольствие от просмотра. И тут юная наездница начала рвать мокрую траву по сторонам от себя и практически дочиста оттёрла от крестьянской грязи себе место для демонстрации власти.

Она обеими руками раздвинула ткань своих трусиков. Оказывается это были две полоски ткани, пришитые внахлёст, и если их раздвинуть, то открывался доступ к девичьим прелестям. Бунтовщик охнул от увиденного. Ему раньше и не доводилось лицезреть столь гладко выбритую женскую промежность. В его крестьянской среде все бабы были мохнопё…дыми, и также считалось, чем мохначе заросли – тем старше и крепче девка. А тут такое великолепие, такая степень ухоженности и неповторимый аромат придворных туалетов.

Фрейлина недолго думая припечатала вычищенное мокрой травой лицо простолюдина к своей влажной киске и принялась демонстративно и наиграно натрахивать его. Но вскоре она забылась и вошла во вкус, тем более, что насилуемое лицо стало проявлять признаки вольнодумства: оно вытащило язык и стало орудовать прямо во влагалище. Но поскольку фрейлина была ещё девственницей, она почувствовала своей целочкой работу языка и восприняла эту бестактность чуть ли не как вероломное вторжение.

Фрейлина хотела уже пожаловаться наставнице, но из за нереального кайфа и скачек на лице не смогла сформулировать ни одной фразы. Опытная в этих вопросах Императрица Екатерина поняла, какие эмоции испытывает юная наездница. Она дала команду наставнице, чтобы фрейлина более не церемонилась с подавленным вольнодумцем. Наставница дала сигнал, и фрейлина стала практически душить ездовое личико. Её боевые подружки прижали руки и ноги крестьянина к земле, потому что тот начал трепыхаться, и фрейлина могла кончить не так бурно как хотела.

И вот после нескольких минут прыганий на лице из влагалища наездницы наконец вытекла первая порция кончи. Последующие порции залили всё лицо, рот и нос бунтовщика. Бедняга откровенно захлёбывался, а Екатерина с интересом наблюдала за поведением фрейлины, которая после своих оргазмических конвульсий пыталась оживить утопленника. И тут мудрая и опытная наставница дала сигнал, чтобы фрейлина вела себя как подобает придворной особе и продемонстрировала позу победы.

Девушка забыла про сострадание и жалость, встала, запахнула свою сочащуюся пиз…ёнку и поставила свою ножку на бездыханное тело бунтовщика. И тогда чернь поняла, что прекрасные девы будут просто убивать их, используя для своих сексуальных утех. Возникла паника, народ стал разбегаться. Неслись сломя голову преимущественно в лес. А для Екатерины охота только начиналось, ведь оседлавшая бунтовщика фрейлина должна была мучить в своих объятиях его лицо и голову до приезда Императрицы. Наезднице сообщали заранее, когда Екатерина почтит их своим присутствием, чтобы быть готовой обкончать лицо крестьянина-лизуна и утопить его в своих вагинальных выделениях.

Те из фрейлин, что кончали не так обильно, либо уже успели выдохнуться, и не могли утопить бунтовщика, хотели было просить милостивое разрешение у Екатерины, чтобы та позволила им придушить лицо промежностью, но опытные наставницы отговорили наездниц от этой затеи, ведь цепляющийся за жизнь крестьянин мог пустить в ход свои гнилые зубки, что не вписывалось в формат Царицынской охоты. На этот случай Екатерина сама напрямую отдавала распоряжение фрейлине, спешившись со своего коня, и руководила процессом со своего величества.

Девушке было приказано работать без помощи боевых подруг и наставниц, один на один. Как правило завязывалась борьба, входе которой обезумивший и подавленный вольнодумец кидался на девушку и тут же попадался к ней в «ножницы». После чего Екатерина давала команду, и фрейлина с силой сжимала бёдрами его шею и делала так, чтобы бунтовщик медленно «засыпал». Но большая часть фрейлин успешно справлялась по отработанной методике, и Екатерина ещё долго наслаждалась работой своих наездниц.

Некоторых вольнодумцев Екатерина отбирала для себя и для свиты. Она практически ссаживала фрейлин с измождённых лиц, после чего лизуны доставлялись в её полевые покои на ночь. Лицо, получившее одобрение Императрицы очень тщательно готовилось, а потом насиловалось в Екатерининских ляжках. За ночь она могла так до смерти затрахать 5-6 вольнодумских рож, тогда как средняя фрейлина выдыхалась уже на третьем лице.

Небольшая часть подавленных вольнодумцев оставлялась в живых намеренно, чтобы те бежали в области, где были очаги ещё неподавленных крестьянских восстаний. За несколько недель таких покатушек фрейлины понаторели в искусстве повелевать и демонстрировать царскую немилость. Екатерина была довольна нововведением, но ей нужно было возвращаться к государственным делам. И конечно же без её чуткого контроля опытные наставницы сбились с маршрута. Скорее всего, просто до опытных вояк дошли слухи об элитном подразделении Екатерининских фрейлин, которые весьма деликатным способом демонстрируют императорскую немилость.

Поначалу вояки не верили в возможность существования боевых фрейлин, которые насилуют до смерти уже поверженных крестьян, и решили запустить дезинформацию. Наставницы получили неверные сведения и выдвинулись на территорию, где как раз регулярная армия должна была приступить к подавлению очага восстания. Фрейлины победоносно въехали на территорию, но вместо разбегающейся черни они увидели вооружённых вилами, копьями и прочей атрибутикой крестьян.

Войска же регулярной армии наблюдали за происходящим издалека и не вмешивались. Никому не было нужно, чтобы какие-то непонятные амазонки-нимфоманки пытались создавать конкуренцию воякам. Но каково же было их удивление, когда вольнодумная чернь начала протирать глаза и сумела-таки разглядеть тех самых девиц, о которых доносили выжившие. Не осознающая всей опасности толпа начала смеяться, побросала своё оружие и принялась рассматривать безоружных девиц вблизи. Бунтовщики и их лидеры не могли понять, почему фрейлины без оружия, и почему про них рассказывают какие-то небылицы.

До наставниц дошло, что их попросту подставили, но уйти им никто не позволит. Нужно было драться без оружия. Наставницы вместе подали сигнал об опасности, и вот тут до фрейлин дошло, что прокончаться как следует сегодня не выйдет. Представляете, 89 девиц хором осознали, что стайка вольнодумцев решила обломать их с оргазмами. Нужно было преподать им урок. Девки пришпорили лошадей и рванули к лежащему на земле оружию. Рвань и чернь не успела спохватиться и подобрать свои вилы и копья с земли. По ним уже топтались кони. Фрейлины отогнали быдломассу от оружия и удерживали эту позицию.

Наставницы спешились и продемонстрировали своим ученицам меткость метания копья. Парочка жмуров, и вся эта стая некогда пускающих слюни бунтовщиков кинулась прочь. Но как назло вся эта напуганная Екатерининскими амазонками толпа крестьян с криками бросилась на расположения частей регулярной армии, откуда вояки вели наблюдение за работой фрейлин. Неожидавшие такой оголтелой и панической атаки, регулярные части были слегка затоптаны чернью, а также были обескуражены и деморализованы.

Толпа перепуганных до усрачки крестьян пронеслась мимо, но фрейлины тоже были в шоке от холодного приёма и не стали их преследовать. Вместо этого им было приказано занять территорию и расположиться на ней до выяснения. Девочки расслабились, затопили баньку, а опытные наставницы собрали совещание и выяснили, кто их подставил, зачем он это сделал, и что ему за это будет. Разумеется полк регулярных войск выдал себя, и боевые наставницы одни и без оружия отправились на разговор.

Командование встретило их без особых почестей. Им уже стало известно, кто эти дамы и почему они себя так ведут. Наставницы заявили, что они представляют здесь волю и власть Императрицы Екатерины, и в случае неподчинения, всё командования будет объявлено повстанцами, а это значит фактически бунтовщиками не хуже Пугачёва. Такая нерадужная перспектива никого из военных чинов не устраивала, и ими было принято решение согласиться на предложение боевых наставниц прогуляться до их расположения, чтобы попариться в баньке.

Когда военачальники разделись, их распределили по баням, где их уже ждали изголодавшиеся по мужскому вниманию фрейлины. Некоторые разбивались на несколько очередей и пользовали военачальников в лицо, пока те просто не теряли сознание, другие же вставали в кружок, ставили на колени в центр бани двух-трёх командиров и пускали их по кругу, тоже до потери сознания. Фрейлинам было приказано оставлять лизунов в живых, поэтому девочкам пришлось осваивать новую технику получения оргазмов, когда пиз…олиз находится фактически в пограничном состоянии, между жизнью и смертью.

К вечеру наездницы прокончались как следует, и изнасилованные, в полуживом состоянии голые военачальники были погружены на телегу и отвезены в расположения их частей. Бойцы были в шоке, когда увидели, что миленькие девушки сотворили с их командирами. Им ничего не оставалось, кроме как присягнуть на верность боевым наставницам. С тех пор Екатерининский полк боевых фрейлин пользовался почётом у уважением среди вояк, и случаев кидалова больше не было.


Оцените этот эротический рассказ:        





Прокомментируйте этот рассказ:
Имя/псевдоним:
Комментарий:
Комментарии читателей рассказа:



 



Добавить рассказ
Напишите нам





 
 
 

     (По мотивам игры Fallout II)
     Мы впятером уже довольно долго шли через пустыню. Запасы воды грозились исчерпаться, в таком случае нам предстояла дерьмовая перспектива утолять жажду нюка-колой.
     - Босс, Сулик опять на меня как-то нехорошо смотрит! - пожаловался Вик, и мне очень захотелось дать ему в м... [ читать дальше ]
xStory.ru - эротические рассказы © 2006 напишите нам
 
Сайт xStory.ru не несет ответственности за содержание размещенных текстов, а только предоставляет площадку для публикации авторам. Тексты принадлежат исключительно их авторам (пользовательским никам). Содержание Сайта ни в коей мере не представляет собой какие-либо конкретные рекомендации или советы, которые могли бы склонить вас к принятию решения.